Юлия Алексеева из Красноармейского района поборола рак и стала чемпионкой мира

Она лишилась ноги, справилась с тяжелой болезнью и занялась стрельбой из лука

Прежде чем бороться за медали, Юлии Алексеевой пришлось победить смертельную болезнь. Фото «Голоса правды»

Это удивительно, но после всех испытаний, которые выпали на ее долю, Юлины глаза все так же блестят озорным огоньком и позитивом, как когда-то в детстве. Вернуться туда, в детские годы, чтобы не совершить ошибки, разделившей всю жизнь на «до» и «после», ей, наверное, хотелось не раз. Но если бы не тот несчастный случай, может, не стала бы она такой, как сейчас – сильной, уверенной в себе женщиной, чемпионкой мира по стрельбе из лука, всем сердцем мечтающей помогать таким же, как она, попавшим в беду людям. Впрочем, пусть она расскажет о себе сама.

Кофточка на заборе

Как сейчас помню эту кофточку, которую забыла на заборе после занятий в школе. Я уже перешла через дорогу, когда вспомнила о ней. И побежала обратно… Не знаю почему, но медики не увидели ничего страшного в трещинах, образовавшихся в костях моей левой ноги после аварии. Меня лечили от сотрясения мозга, а ногу не загипсовали. В результате буквально через три дня после выписки она распухла и разболелась так, что на нее невозможно было наступить. По направлению врача поехала в Краснодар на биопсию, и вот во время проведения этой процедуры что-то пошло не так. На следующий же день колено увеличилось раза в три. Нога не разгибалась. Началось стремительное развитие раковой опухоли с метастазами.

Это был 1985 год, медицина в этой области тогда еще не была так развита, как сегодня. Заведующая отделением краевой клиники, где мне неудачно сделали биопсию, поняла, что вызванные осложнения произошли по их вине. Спасать меня нужно было срочно, и она дала телефон своего однокашника профессора Владимира Бизера. Владимир Александрович руководил чуть ли не единственным в то время в стране онкологическим медицинским центром в городе Обнинске. Был одним из самых авторитетных онкологов Советского Союза. И я поразилась, что доктор наук такого высочайшего уровня принял меня, как родную. Девять месяцев врачи пытались спасти мою ногу, но когда уже стало ясно, что ампутации не избежать, доктор дал мне, 9-летней девочке, право выбора. Меня выписали, и я поехала домой, где смогла продержаться только полмесяца. Нога болела так, что не помогали самые сильные обезболивающие препараты. Все эти две недели я не заснула ни на минуту, держала руками свою ногу и раскачивалась на кровати, пытаясь унять боль. И тогда пришло осознание, что речь идет уже о моей жизни, и лучше остаться без ноги, но не испытывать больше мучительных страданий и продолжать жить.

Одна из шести

Вы не поверите, но на операцию я ехала с улыбкой. А Владимир Александрович в это время лежал в больнице со вторым инфарктом. Однако, как только я приехала, он оставил своим лечащим врачам расписку и прямо с больничной койки отправился меня оперировать. Операция длилась 9 часов – мне полностью удалили левую ногу и убрали все метастазы. Сделав свое дело, доктор сразу же слег в реанимацию.

Но рак так быстро никого не отпускает. Правую ногу пришлось еще долго подвергать облучению, лечить химиотерапией. По неопытности я сильно ее нагружала, из-за этого случился первый перелом, потом второй. И тогда медики сказали: «Все, ты больше не сможешь согнуть ногу в колене». Они не знали мою маму!

Нас в палате было шестеро – шесть девочек примерно моего возраста, которым вместо игр и шалостей пришлось проходить испытания тяжелой болезнью. Настроение у всех было удручающее, девчонки капризничали, врачей слушали вполуха и не особо старались выполнять их предписания. Матери их жалели, шли у них на поводу. Но совсем не такой была моя мама. Она заставляла меня делать все необходимые упражнения до полного моего бессилия. Хочу-не хочу, могу-не могу, но главное слово «надо». В результате я восстановила все функции моей якобы обреченной на несгибаемость ноги. Врачи были в шоке. Но я-то знала, что так и будет – с моей мамой не забалуешь. Не показывая своей жалости ко мне, мама воспитала из меня бойца. А мои соседки по палате тихо умирали одна за другой…


Все удары судьбы Юлия Алексеева всегда принимала с улыбкой, с высоко поднятой головой и верой в победу. Фото «Голоса правды»

«Протезница»

Когда смерть постоянно кружит где-то рядом, цепляешься за жизнь всеми силами. Пусть вместо одной ноги протез, зато другая – своя. Хотя ее постоянно приходилось перетягивать тутором – специальным фиксатором на шнуровке. К сожалению, из-за частых облучений вечно ломающиеся кости моей правой ноги перестали срастаться. Вот и приходилось ее стягивать. Но физическая боль – ерунда по сравнению с человеческим непониманием, которое встречаешь в таких ситуациях.

Я очень любила гостить у бабушки в Полтавской (тогда Красноармейской). После выматывающих процедур химиотерапии она восстанавливала мои силы разными вкусняшками – бабушки это умеют. Но стоило мне только выйти на улицу, как местные ребята начинали кричать: «Протезница!». Меня дразнили, бросали в меня камни, причем родители этих детей все видели и даже не пытались их остановить. Что ж, значит, они не сталкивались с подобными проблемами настолько близко, дай бог им и дальше пребывать в счастливом неведении.

Я продолжала бороться с онкологией, которая отпустила меня только к совершеннолетию. Наверное, торопясь теперь взять от жизни все по максимуму, в 1997 году решила родить себе дочку Виолетточку. Никаких претензий к отцу ребенка у меня не было – я знала, что рожаю для себя!

Железный стержень

Когда Виолетта подросла, я поняла, что пора всерьез заняться своей правой ногой. К 2009 году ее состояние стало критическим. Чтобы не остаться полностью безногой, нужно было вставить металлический штифт в травмированную кость. Мне пытались это сделать еще в детстве, но тогда все применяемые металлоконструкции не прижились в организме. Однако медицина стала уже более совершенной, и я решилась на новую операцию.

Сразу не стала звонить в Обнинскую клинику – подумала, попробую обратиться по месту проживания. Приехала в Краснодар и столкнулась с довольно странным проявлением медицинской этики. Врач, к которому меня направили, посмотрел мою историю болезни и заявил: «Все эти заключения для меня ничего не значат, я должен сам установить причину твоего заболевания. Если бы твой диагноз реально был таким, как здесь написано, тебя бы уже закопали». Вот так мне было сказано – слово в слово. Затем доктор для начала предложил использовать аппарат Илизарова. Это устройство применяется для более точной фиксации костей при переломах, чтобы они срастались без дефектов. Однако в моем случае кости сами уже срастись никак не могли – эта функция в моем организме была убита. Я молча вышла и позвонила в Обнинск.

Мой любимый профессор Бизер меня сразу узнал, но к тому времени ему было уже за 80, он отошел от дел, однако пообещал мне помочь. Когда я приехала, Владимир Александрович вызвал к себе своего ученика Александра Александровича Курильчика – одного из лучших докторов Обнинского онкоцентра – и взял с него слово, что он сделает все возможное для решения моей проблемы. Сан Саныч (так его все называли) пообещал выполнить его просьбу. Этот разговор учителя и ученика был последним. Учителя вскоре не стало. А ученик приступил к выполнению своего обещания.

Три часа меня оперировали три светила медицины – Сан Саныч и еще два специалиста, вызванных из Москвы. Доктора полностью зашивали все мои мышцы и сухожилия, потому что они были в каких-то клубках. После операции у всех троих тряслись руки – врачи не могли понять, как я ходила с такой ногой. Ну и, конечно же, мне вставили долгожданный штифт. На поправку я шла быстро, но меня долго не отпускали домой. Объяснение Сан Саныча сразило наповал: «А я не буду тебя выписывать – ты благотворно влияешь на душевное состояние наших больных!». Не хочу показаться нескромной, но это действительно было так. Все пациенты здесь находились в таком угнетенном состоянии, как будто прямо сейчас собирались на тот свет. А из нашей палаты с первого дня моего пребывания в клинике начал раздаваться смех. Не понимая, что происходит, к нам стали заглядывать соседи, и шкала настроения, как говорится, в среднем по больнице, быстро пошла вверх.

Алексей Алексеев,

муж Юлии:

– Может быть, это громкие слова, но с Юлей у нас все всерьез и надолго. Ее ограниченные возможности здоровья – абсолютно не проблема для наших отношений. Мы живем, как обычная пара, как все, иногда ссоримся по мелочам. Но долго обижаться друг на друга не можем. Я принял ее дочку, как свою. И моя мама была очень рада невестке. Юля – самый позитивный, светлый и целеустремленный человек.

«Дельфин» подставил спину

В это время я познакомилась с замечательной девушкой Леной из города Геленджика, с которой у нас завязалась настоящая дружба. После выписки я постоянно с ней созванивалась – рассказывала о своих новостях, интересовалась ее состоянием. Пыталась заразить ее своим позитивом, советовала, как лучше поступить в том или ином случае. Но с каждым нашим новым разговором оптимизма в ее голосе становилось все меньше и меньше. И вот когда Лена умерла, меня впервые накрыла сильнейшая депрессия. Я плакала целыми днями с утра до вечера и не могла успокоиться, слезы просто сами текли по щекам. Мама говорила, что надо сменить обстановку, чем-то заняться. Но чем – у меня все валилось из рук, ни к чему не лежала душа, никуда не хотелось идти. И тут позвонила Светлана Коптилова – руководитель спортивного клуба для инвалидов «Дельфин» из станицы Полтавской. Это был 2012 год, который стал для меня переломным.

Сначала я занималась на общих началах настольным теннисом, стритболом, бадминтоном, а потом мне предложили записаться к тренеру по стрельбе из лука Владимиру Константиновичу Малинке. Стрелять – это мое! У папы, заядлого охотника, всегда была под рукой воздушка, и мы часто с ним стреляли по мишеням. Уверенная в своих способностях, я думала, что сейчас сразу все оценят мой талант. Но тренер дал мне ученический лук и заставил отрабатывать технику. Я три месяца стреляла на дальность в 3 метра. Многие из тех, кто начинал со мной, уже давно перешли на более солидные дистанции, а моим «крыльям» все никак не давали размахнуться. Но на четвертый месяц меня сразу начали готовить к соревнованиям.

Помню, как переживала, если не удавалось приехать на тренировку. В Протичку из поселка Заветное, где я живу, приходилось добираться на попутке. Выходишь на дорогу и стоишь в надежде, что кто-то подберет. Бывало, зимой ждала на обочине по два часа – промерзала до моих несчастных переломанных косточек и возвращалась домой ни с чем.

Паралимпийский вояж

Первый мой выход в большой спорт состоялся в 2012 году, и сразу же я заняла 4-е место на зимнем чемпионате России по стрельбе из классического лука. В следующем году уже на летних Всероссийских соревнованиях также стала четвертой, потом стабильно входила в тройку призеров чемпионатов и кубков. Тренер уже перевел меня на блочный лук, и я стреляла на 50 метров, когда в 2015 году попала на Всемирные паралимпийские игры IWAS в Сочи. Здесь в личном зачете я завоевала золото. Для нашей команды организовали встречу с президентом Владимиром Путиным. Он каждому пожал руку и сказал, что российских спортсменов прессингуют только потому, что боятся.

А давление на нас, действительно, оказывается сильнейшее, и так происходит на всех зарубежных соревнованиях. Как только выстрелишь на хороший результат – тут же подходят за пробой на допинг. Но ничего, нам анализов не жалко, мы продолжаем так же упорно тренироваться и выступать за свою страну.

За эти годы я уже побывала в Китае, Таиланде, Чехии, Италии, Нидерландах, Германии, Объединенных Арабских Эмиратах. Рассматривать достопримечательности этих стран особенно некогда. Но в Пекине для нас организовали экскурсию по императорским дворцам. Впечатления, конечно, были потрясающие. Очень понравилась Германия – своей сверхъестественной чистотой и утопающими в цветах подоконниками немецких домиков. Кажется, что там даже в лесу все деревья растут по команде – ни сушняка, ни поросли, ни, боже упаси, хоть какого-то намека на мусор. А Дубай в Эмиратах – это вообще город для женщин. Здесь можно утонуть в обилии невероятных, фантастических тканей, ослепительных золотых украшений и сказочных восточных сладостей. В этом городе я поправилась на 5 кг!

Юлия Алексеева с призерами олимпиады в Рио-де-Жанейро и победительницами Кубков мира и Европы Ксенией ПеровойИнной СтепановойВикторией Бальжановой и Еленой Осиповой. Фото Юлии Алексеевой

Жизнь-река

После одной из поездок на соревнования, в 2013 году, меня ждал сюрприз. Приезжаю домой, а мой парень Алексей, с которым мы встречались уже девять лет, неожиданно заявил: «Собирайся, поедем расписываться». Сначала подумала, что это шутка. Но Леша был настроен более чем серьезно. Мне вообще с ним очень повезло. Каждый раз, когда что-то не получается, звоню мужу, и его слова, его поддержка реально придают сил и настраивают на результат.

В прошлом году мне удалось выполнить норматив мастера спорта международного класса и завоевать бронзу на чемпионате Европы. Благодаря полученной премии рискнула взять еще немного денег в кредит и купила себе машину. И сразу весь мир стал для меня ближе и доступней.

С протезом тоже повезло. Раньше я пользовалась приспособлениями, которые изготавливают в Краснодаре. Вроде бы близко, удобно доехать, недорого купить. Но в них очень быстро устаешь. Поэтому четыре года назад взяла кредит и приобрела модульный немецкий протез фирмы «Отто Бокк», который дает ноге полную свободу движений. Особенно нравится то, что его максимально усовершенствовали в коленном сгибе. Когда же я обратилась в соцстрах, то мне отказали в компенсации, мол, сильно дорогое удовольствие себе позволила. Что делать? Рискнула написать на сайт президента России – вдруг он вспомнит лучницу, с которой здоровался за руку в Сочи? Буквально в течение недели после этого деньги поступили.

Жизнь, как река, набирает силу от ручейков – тех людей, которые протягивают руку помощи в трудную минуту. Что бы я делала без мамы, которая всегда была рядом и учила стойко принимать удары судьбы? Чего бы я добилась без клуба «Дельфин», его руководителя Светланы Коптиловой и всех наших ребят – Андрея ДробышеваКати ЖаворонковойАнтона Старкова и многих других «дельфиновцев», которые стали моей второй семьей? К чему бы я стремилась, если бы мой самый лучший на свете тренер Владимир Константинович не дал мне возможность реализовать себя в спорте, ощутить вкус побед и радость жизни? И о каких соревнованиях могла бы пойти речь, если бы в свое время директор предприятия «Лотос 2010» Владимир Васин не предложил мне свою помощь и не снабдил меня всем необходимым снаряжением? Сама я никогда бы не купила настоящий спортивный лук стоимостью 160 тысяч рублей, а без него мой выход в большой спорт остался бы всего лишь мечтой. А еще помощь приходила от предпринимателей Николая Ханина и Эдуарда Асламова, от районной администрации, которая делала все для моего спортивного роста.

И вот сегодня, когда я получила столько поддержки от окружающих, хочется начинать отдавать – то есть помогать другим, тренировать детей-инвалидов. Я заканчиваю Кубанский университет физкультуры по специальности тренер-реабилитолог и уже начинаю пробовать себя в профессии. Удалось успешно подготовить к соревнованиям по стрельбе из лука девочку – инвалида по зрению. Но руководитель спортклуба «Кировец» Владимир Ревенкопредлагает мне стать тренером для всех желающих, детей и взрослых. Что ж, я готова!

Владимир Малинка,

тренер Юлии:

– Юля обладает нужными качествами для представителей нашего вида спорта – она вдумчива и упорна, умеет работать над собой, дисциплинированна и сосредоточенна. Для лучников важна психология. Если человек уравновешен, умеет совладать со своим волнением, он достигнет результата. Все это у моей подопечной есть. Вообще со спортсменами с ограничениями по здоровью я работаю уже 9 лет и хочу сказать, что это самый благодарный народ. Для них, как правило, эти занятия – единственная возможность реализовать себя в жизни. И они держатся за эту свою соломинку всеми силами. К сожалению, не всегда удается попасть на решающие соревнования, а ведь они помогают накапливать бесценный опыт. Зачастую все упирается в нехватку средств. Поэтому мы с радостью принимаем помощь от неравнодушных людей, помогающих идти к победам таким перспективным спортсменам, как Юлия Алексеева.

Копилка побед Юлии Алексеевой

— Мастер спорта международного класса.
— С 2012 года стабильно входит в состав спортивных команд Краснодарского края и Российской Федерации, является призером чемпионатов и кубков России по стрельбе из лука.
— В 2015 году завоевала золотую медаль на Всемирных играх колясочников и ампутантов.
— В 2017 году стала чемпионом мира в командных соревнованиях по стрельбе из блочного лука.
— В 2018 году признана победителем чемпионата Европы в командном зачете и бронзовым призером в личном первенстве.
— В настоящее время Юлия Алексеева является членом национальной сборной и осуществляет спортивную подготовку к паралимпийским играм 2020 года в Японии.
— За достижения в области спорта признавалась лучшим спортсменом-паралимпийцем Краснодарского края в 2015 году, награждена благодарностью главы Красноармейского района.

Как победить рак,

рецепт от Юлии Алексеевой:

— Не впадать в отчаяние. Не нужно ставить крест на себе и опускать руки. Это такая же излечимая болезнь, как и другие.
— Найти своего доктора. Чтобы выбрать лучшего специалиста, мало рекомендаций посторонних людей. Пообщайтесь с ним лично. Если почувствуете, что к нему лежит душа, значит, это ваш доктор.
— Немедленно начинайте лечение. С раком не шутят. Все срочные дела и заботы подождут. Жизнь дороже.
— Не становитесь отшельниками. Нужно сделать все, чтобы не думать о болезни: найти себе посильное занятие, общаться, выходить в люди, искать новые увлечения и знакомства.
— И самое главное: верить в то, что вся ваша жизнь еще впереди!

Материал подготовила Юлия Карпенко.

Новости в крае

Читайте также

Загрузить ещё