Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Получив увечья на войне, Николай Кущенко из Славянска-на-Кубани продолжал работать и любить жизнь

Историю о сильном человеке рассказала нотариус из Полтавской Елена Терещенко

Фото предоставлено Виктором Кущенко

В Красноармейском и Славянском районах еще многие хорошо помнят нотариуса-фронтовика Николая Федоровича Кущенко. Грамотный, ответственный, располагающий к себе дружелюбным веселым взглядом, он всегда вселял в собеседника уверенность и позитивный настрой. Человек уходил от нотариуса, решив все свои проблемы и не подозревая, что этот красивый статный мужчина из-за отсутствия обеих ног имеет запись в медицинской справке о нуждаемости в посторонней помощи. В нынешнем юбилейном году нотариусы района разыскали сына Николая Федоровича — Виктора Николаевича Кущенко, чтобы подробнее узнать о солдате-нотариусе.

Отец

На фронт с родного Ставрополья 17-летний Николай попал в 1943 году. …Глубокой осенью наши войска вновь брали Перекоп. Молодое пополнение — недавно призванные бойцы — носили ящики со снарядами, несколько часов  мерзли в холодной воде, смешавшейся с грязью и кровью. Кто-то падал сраженный пулею в эту же ледяную муть, остальные продолжали опасную работу. Николаю повезло, он получил  первое ранение, но  выжил и снова отправился гнать фашистов с нашей земли.

В конце 1944-го автоматчик Кущенко попал на 1-й Украинский фронт, в 388 стрелковый Сандомирский полк 172 стрелковой дивизии, о которой  писатель Константин Симонов расскажет в книге «Трижды рожденные». А наш солдат вспоминал  так:  «12 января 1945-го во время Висло-Одерской операции подразделению поставили задачу: выведать огневые точки противника. В 5 утра в кромешной темноте мы двинулись на хорошо укрепленные вражеские траншеи, чтобы вызвать огонь на себя. Нас атаковали отовсюду. Начался сплошной огненный ад, во время которого наши корректировщики фиксировали все огневые точки».

В той разведке боем выжили немногие. Николаю осколком раздробило колено, правое и левое бедро, а потом и левую руку.  Когда окровавленного Кущенко нашел санитарный обоз, медики посчитали чудом, что после 19 часов пребывания на морозе истекший кровью автоматчик еще был жив. Парень почти три года скитался по госпиталям и перенес 16 операций!  А когда у него отняли ноги, твердо решил освоить протезы. Попрошайкой он не станет, так как нужно оставаться в строю! И для этого вчерашний солдат сел за учебники — сначала вечерней школы, затем юридического факультета МГУ. Экзамены для поступления он сдал блестяще и учился хорошо, успевая совмещать лекции с лечебными процедурами в поликлинике.

В  1955 году Николай Федорович вернулся в Ставрополье и начал работать нотариусом. Но врачи посоветовали ему сменить климат, и в 1959 году семья фронтовика переехала на Кубань, в Славянск-на-Кубани. И здесь  нотариус Кущенко был востребованным специалистом. Его сын, Виктор Николаевич, вспоминает: «В  небольшое неказистое здание конторы народу набивалось море. Отец был нотариусом на два района — Славянский и Красноармейский, но приезжали к нему и из других мест. Однажды ночью, уже в полночь, не дождавшись отца, мама пошла в контору. Заходит, а бабушки ее успокаивают: «Занимай очередь, этот нотариус пока всех не примет, не уйдет!» По окончании приема мы вместе с отцом часто отвозили клиентов то в Петровскую, то в Темрюк.  Жалел он людей, о себе не думал. Я видел его стертые до крови ноги, когда поздно ночью отец снимал протезы.…А утром у него опять было улыбчивое лицо и озорные искорки в глазах. И как бы ни подводило здоровье, он всегда обращался с нами ласково, особенно уважал и берег свою супругу, мою маму».

Мама

Свою Машеньку, Марию Прокофьевну, Кущенко встретил на Ставрополье. Девушка,  потерявшая во время войны родителей, выживала с сестрами благодаря добрым людям и своему трудолюбию. Узнав о протезах парня, она не испугалась трудностей. По совместному решению они переехали на Кубань, а в 1969-м — переводом в Якутию. Мария Прокофьевна  во всем поддерживала мужа, который считал, что все его почетные грамоты и благодарности, а их более тридцати, это их совместная заслуга.

Завещание

Когда возраст лишил отца возможности выходить из дома, сын-офицер принял решение выйти в отставку, вернулся в Славянск-на-Кубани и более трех лет ухаживал за своими родителями. Сначала ушла из жизни Мария Прокофьевна, в 2016-м не стало Николая Федоровича. Виктор Николаевич бережно собрал награды отца: орден Красной Звезды, орден Отечественной войны II степени, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне  1941-1945 гг.». А еще солдат-нотариус оставил завещание, когда-то собственноручно записанное им: «Вспоминаю свое ранение на январском морозе 1945-го. Израненный, в тот критический момент огненного ада, я не пал духом. Наверное, потому, что понял главное: не смерть самое страшное, а жизнь без смысла, Родину любят не за что-то конкретное, а за то, что она — Родина. Есть Родина — мы живем. Нет Родины — мы никто!»