В январе 1810 года у Красного леса произошли семь сражений казаков с горцами

Спустя 210 лет рассказываем о малоизвестных фактах тех страшных событий

Тиховские поминовения, 2017 год. Фото из архива редакции.

Александр Косенко

Несмотря на то, что битва 18 января 1810 года между горсткой казаков Ольгинского кордона и несколькими тысячами горцев историками описана довольно подробно, многие ее факты остаются в тени. А особенно те события, которые предшествовали сражению и следовали сразу же после него. На самом деле, нападений  черкесов, живших на другой стороне реки Кубани, в январе того памятного года было несколько. Эти малоизвестные сведения, более двух столетий хранившиеся в госархиве Краснодарского края, собрал ивановский краевед Алексей Ларкин. Они еще раз подтверждают, что только благодаря героизму казаков из многих кубанских куреней, станицы Ивановская, Старонижестеблиевская, Новомышастовская и Полтавская избежали более страшных потерь.

Предгрозовые дни

В декабре 1809 года многоводная Кубань полностью замерзла. Это, как сообщал 1 января 1810 г. войсковому атаману Бурсаку командир 22-го егерского полка полковник Черкесов, создало наилучшие условия для нападения закубанцев. (Сведения из Государственного архива Краснодарского края, далее – ГАКК, опись 1, дело 624, стр.1).

2 января войсковому атаману поступил рапорт командира 4-го конного полка войскового полковника Льва Тиховского. Он сообщал, что в ночь с 1 на 2 января три  пеших черкеса перешли Кубань на нашу сторону, взяли у жившего хутором в шести верстах от Кубани казака Корсунского куреня Стовбы три лошади и угнали на ту сторону реки.(Там же, стр.2).

В ночь с 9 на 10 января закубанцы переправились по льду на правую сторону Кубани, выше Ольгинского кордона, взяли в плен живших на хуторе у Красного леса казака  Ивонивского селения Алексея Гусаря и войскового полковника Михаила Торяника, а также захватили 25 голов рогатого скота и пару волов казака Тимошевского селения Секлета. Часть нападавших вернулась к реке Кубани. А другие пошли в Красный лес, где на пасеке казака Полтавского куреня Чернобая забрали стоявшие в погребе 150 пней пчел.

Однако переправлявшихся через Кубань обнаружил казачий полуночный разъезд, отбил скот, но вызволить двух захваченных казаков не смог. Ушли от погони и ограбившие пасеку.

В ночь с 10 на 11 января произошла еще одна стычка. В том же месте до 200 конных и пеших черкесов наткнулись на залогу (засаду) из 25 казаков, выставленных по приказу Тиховского. Завязался бой, длившийся четыре часа, нападавших отбросили.

12 января была предпринята еще более масштабная вылазка, в которой участвовало до 700 горцев, переправившихся ниже Ольгинского кордона. Не успело начаться сражение, как командовавший казаками Тиховский получил сообщение от сотника Виташевского, что выше кордона переправляется партия черкесов до 500 человек.

Оставив на переправе до 400 человек, горцы устремились к хутору Круглику и селению Ивонивскому, в котором майор Бахман со своей ротой егерей, заранее предупрежденный Тиховским, уже был готов к отражению нападения. Черкесы, не доходя двух верст до селения, ограбили хутор казака Федора Головко, взяв его самого с женой и шурином Степаном в плен, и убили казака Григория Зинченко. Была захвачена и жена попавшего в плен днем ранее казака Гусаря с двумя малолетними сынами и дочерью. Угнали  50 голов рогатого скота.

Захватчики вернулись к Кубани, где казаки отбили угнанный скот и часть награбленного имущества. Супруга  Федора Головко была изрублена на месте сражения, шесть пленных увезены за Кубань. Битва шла более пяти часов, было убито восемь закубанцев.

13 января казаки пресекли нападение на Мышастовское, Ивонивское и Полтавское селения. В ночь на 15 января была ограблена пасека полкового есаула Павленко, увезено 80 пней пчел. (Там же, стр. 6, 11, 17).

Подвиг бессмертия

18 января у Ольгинского кордона произошла главная битва. В девять  часов утра черкесы начали массово переправляться через Кубань, но готовились они еще с ночи. Их передвижения не остались незамеченными казаками под командованием зауряд-хорунжего Жирового. Полковник Тиховский, отправив к этому месту до 100 казаков, намеревался сообщить о нападении командиру 22 егерского полка полковнику Черкесову. Однако нарочный в Полтавскую пробиться не смог. Лев Тиховский хорошо понимал, что горцы хотят напасть на Ивонивское селение, но просить подкрепление у Мышастовского селения не стал, опасаясь оставить его без защиты.

Предположение Тиховского оправдалось: закубанцы напали именно на Ивонивское селение. Картину происходившего представил майор Бахман, командир егерской роты, расквартированной там.

Факт

Командиру третьей части Кубанской кордонной линии полковнику Льву Лукьяновичу Тиховскому, вопреки общепринятому мнению,  на момент Ольгинского сражения было всего 34 года от роду, но боевой опыт он имел огромный. Уже в тринадцатилетнем возрасте, в 1789 году, он участвовал в штурме крепости Аджибей в Одессе, а на следующий год в чине хорунжего командовал небольшим отрядом казаков при взятии Измаила.

«В 10 часов утра примерно пять тысяч конницы атаковали селение Ивонивское, окруживши оное со всех сторон, ударили с великой силы в центр селения, прямо на вверенную мне роту и жителей. Я предвидел неминуемую гибель, но успел принять меры к защите обывателей, приказал во все стороны произвесть на черкесов сильную пальбу и наконец ударил в штыки. Храбростью господ офицеров и егерей враги прогнаны были из середины селения с немалым уроном» – сообщал в своем донесении Бахман.

После трехчасового сражения черкесы отступили, захватив жителей крайних домов, скот, кое-что из имущества и вернулись обратно к Кубани. Тиховский, слыша выстрелы у Ивонивского, направил к переправе на перехват захватчикам команду из 200 казаков с офицерами и единственной на кордоне пушкой с 50-ю зарядами. Все лошади были тут же отправлены назад в кордон, находившийся в нескольких верстах от места сражения.

Сам полковник и его казаки хорошо понимали, что встретят здесь свою смерть, но никто из них не дрогнул. Горцы сразу атаковали их отряд, выстроенный в боевой порядок пешим строем, но тут же отпрянули назад. Три пушечных выстрела картечью положили целые ряды  в густой толпе нападавших. Но в это время к ним подоспело пешее подкрепление с левой стороны Кубани. Три часа бились тиховцы, перевес был на стороне казаков, но к переправе нахлынули черкесы, грабившие селение Ивонивское.

Вместе они бросились на казаков в самый критический момент, когда кончились пушечные заряды и почти не было патронов. Истекающий кровью Тиховский предпринял последний отчаянный шаг, ударив на врага «в ратище» (рукопашную), но горцы выдержали удар. Полковник с остатками своей команды устремился напролом и был изрублен шашками.

Из окружения выбралась небольшая горстка казаков во главе с полковым есаулом Фомой Гаджановым. Но горцы вынуждены были уйти, ужасаясь своим потерям и восхищаясь храбростью защитников Ольгинского кордона.

Они забыты не будут

Имена всех 147 казаков Ольгинского кордона, павших при защите наших селений и хуторов, выбиты сегодня на мраморных плитах памятника, установленного на месте их погребения. А вот фамилии тех, кто был изранен в бою, но выжил, почти никому не известны.

Их было всего два десятка, награжденных впоследствии знаками отличия ордена Святого Георгия Победоносца. Четверо из них – Иван Головко, Яков Вишневецкий, Григорий Тетянко и Гаврило Гайворонский – умерли от ран. Среди награжденных: Остап Костенко, Сергей Манько, Федор Шмалько, Павел Полулях, Данило Черненко, Назар Приходченко, Роман Жмень, Никита Телега, Семен Поправка, Филон Мунтян, Марко Бондаренко, Василий Каракай, Куприян Белый, Тимофей Бескровный, Василий Верделенко и Онуфрий Стринченко.

Факт

Памятник-крест на могиле казаков Ольгинского кордона установили в 1860 году стараниями архивариуса Кубанского казачьего войска Василия Вареника. До начала Первой мировой войны здесь, при стечении множества народа, ежегодно совершались поминальные молебны.
В первой половине ХХ века неподалеку от этого места вырос хутор, а потом поселок Краснолесский-Второй, а у казачьей могилы возникло кладбище. Но в начале 70-х годов поселок расселили, а о подвиге и месте захоронения ольгинцев было забыто на многие годы. Поминовения возрождены кубанскими казаками лишь в апреле 1991 года. 

В результате нападения на Ивонивское и Нижестеблиевское селения черкесы захватили в плен 39 мужчин и 77 женщин, убили четырех человек, ограбили и сожгли все хутора по пути своего следования. Было угнано до двух тысяч голов рогатого скота, примерно 1,5 тысячи овец и 70 лошадей.

Но этим дело не закончилось. 26 января 1810 г. около трех тысяч горцев напали на Мышастовское селение, угнали 856 голов рогатого скота, 16 лошадей и сожгли 44 стога сена (ГАКК, ф.249, оп.1, д.1987, стр.18).

Стычки с воинственными соседями здесь продолжались до самого окончания в 1864 году сорокасемилетней Кавказской войны. Последнее, зафиксированное в архивных документах,нападение на станицу Полтавскую произошло в 1843-м.

…Прошли столетия, от Ольгинского кордона не осталось и следа, поле казачьей славы, обильно политое кровью, поросло травами. А на месте захоронения полковника Льва Тиховского и его казаков с 1860 года стоит скромный каменный крест. В мае, когда расцветет природа, сюда вновь соберутся казаки Кубани, чтобы почтить память своих героических предков. В этом году современные Тиховские поминовения будут уже тридцатыми по счету.