Установлены еще 17 человек, выселенных из Полтавской в 30-е годы

Как жили репрессированные в пермском поселке Вильва, рассказал Владимир Войтович

Выселенные с Кубани и Украины жили в пермской Вильве вместе с местным населением одной большой дружной семьей. Снимок начала 50-х годов прошлого века. Фото предоставлено Владимиром Войтовичем

Сергей Базалук

Наши декабрьские публикации, касающиеся истории выселения жителей станицы Полтавской, получили ожидаемое продолжение. В редакцию пришел потомок одной из пострадавших семей, правда, не кубанской, а украинской.  Но его судьба оказалась тесно связанной с судьбами уроженцев Полтавской. С его помощью удалось восстановить данные на еще 17 наших земляков, не значившихся в официальных списках выселенцев.

Малая родина Владимира Войтовича – пермский поселок Вильва, раскинувшийся на берегу притока реки Чусовой. Однажды он узнал, что его семья живет в изгнании. Высланными были старшие Войтовичи – дед с бабкой Владимира. В таежном поселке они в 1944 году работали на лесоповале, потихоньку обживались, получив две комнатки в бараке. Старший из детей – Степан – дважды бежал, пытаясь вернуться на малую родину, в украинское село. Первый раз его сняли с товарняка в Перми, второй – в Москве. За побег на тюремные нары он не попал только по той причине, что был несовершеннолетним.

Но потом все сгладилось. Парень вошел во взрослую пору, женился на «ровне» – девушке Вере из такой же семьи репрессированных. Они нажили троих детей. Первенцем как раз и был Владимир Войтович, тот самый полтавчанин, который после прочтения ряда публикаций о репрессиях, пришел в редакцию газеты и сказал, что готов пополнить поименный список высланных из Полтавской в 1932 году.

Таежная община

В поселке Вильва Пермского края проживало не меньше десяти семей из кубанской станицы. Все, кто оказался в чужих краях не по своей воле, держались друг друга, образовав в известном смысле общину. Отсюда и браки «меж своими», дружба, сплоченность и память, которая проявится через десятилетия.

Благодаря возможностям, которые открыл Интернет, бывшие дети Вильвы, где бы они сегодня ни находились, общаются между собой, и когда Владимир Войтович попросил помочь вспомнить фамилии депортированных полтавчан, никто не остался равнодушен.

– В нашем бараке, буквально через стеночку, жила полтавчанка Сушко Галина Кирилловна, – делится воспоминаниям Владимир. – В семейном альбоме сохранилась старая фотография, на которой запечатлены жители одного из бараков. Там есть Галина Кирилловна и супруги Драй. А самой легендарной личностью я считаю Ирину Васильевну Масюк. Это благодаря ее тоске по родной станице восемь семей, в том числе и Войтовичи, переехали в Полтавскую, переименованную к тому времени в Красноармейскую.

Там, где речка быстрая

Из рассказа Владимира Войтовича следует: в 1964 году, когда произошло погашение депортации и можно было сменить место жительства, наша землячка Ирина Васильевна Масюк была пожилой, тяжело болеющей женщиной. Она смирилась с мыслью, что на малую родину вернуться ей уже не придется – нет сил, да и средств, чтобы заново заводить свой угол. К тому же ограничения для изгнанников все же существавали: им запрещалось селиться по месту рождения. И Масюк утешилась тем, что советовала всем собиравшимся покидать поселок Вильва ехать в станицу Красноармейскую. Там, мол, и земля плодородная, и речка быстрая, и дышится во всю грудь.

Заманчивым это предложение было еще и потому, что с подачи Ирины Васильевны на ее малую родину уже переехали Ставничие, соответственно, было у кого остановиться. Купленный главой семьи Николаем домик по улице Ковтюха превратился в постоялый двор, хлебосольно принимавший переселенцев. В начале 1968 года из Вильвы в Красноармейскую перебрались две семьи, позднее – еще шесть.  А в 1969 году оказались здесь и ­- Войтовичи.

Так сегодня выглядит заброшенный поселок Вильва. Стены этого дома еще помнят полтавских изгнанников и их детей. Фото предоставлено Владимиром Войтовичем

Принимай, Красноармейская

Девятый класс Владимир Войтович заканчивал уже в Красноармейской. Шел 1969 год. Одним из самых ярких впечатлений того периода стала встреча мамы Веры Григорьевны со своей подругой по поселку Вильва Ульяной –  дочерью высланных из Полтавской Дерновских. Им разрешили вернуться на Кубань, и в 1947 году они обосновались в поселке Элитном. По месту рождения, то есть именно в бывшей Полтавской, селиться было нельзя. Забегая вперед скажем: брат Ульяны, ныне покойный Николай Дерновский, оставил воспоминания о житье в холодных краях, которые вместе с другими свидетельствами были напечатаны в «Голосе правды» №50 от 12 декабря 2019 года («Страшные письма»). 

Несмотря на то, что подруги не виделись больше двадцати лет, Вера и Ульяна тут же узнали друг друга и, крепко обнявшись, долго стояли посередине станичного рынка.

– Мы с мамой ездили в гости к Дерновским, – вспоминает Владимир Войтович. – Застали еще живым Василия Григорьевича. Мало того, что его с женой и тремя малыми детьми выслали, как кулака, так впоследствии еще и осудили. Больше пяти лет бедолага отсидел в заключении. А по факту, Василий Григорьевич здесь, в Полтавской, был членом правления колхоза, соответственно, ни о каком кулачестве речь не могла идти. Но и он попал под раздачу. Первый год в Элитном семья Дерновских прожила в землянке, потом слепили турлучный домишко.

Память сквозь годы

Когда Владимир Войтович встретил свою половинку, оказалось, что его Люба – внучка Григория Пантелеевича и Евдокии Карповны Литюк, которые, будучи коренными жителями Полтавской, в 1932 году попали под выселение. С детьми – Мишей, Гришей, Сашей, Ваней и Раей – они также оказались в уральской глуши, каким-то чудом все выжили. Иван и стал отцом Любови Литюк.

Добавим немаловажное: родившиеся в Вильве дети подхватили эстафету дедов и отцов. Они дружны, памятливы, навещают родные могилы заброшенного на сегодняшний день пермского поселка Вильва. Среди них немало людей, добившихся в жизни больших высот.

Есть даже советник президента в стране ближнего зарубежья. А Владимир Дерновский работал засекреченным специалистом в Звездном городке (закрытое административно-территориальное образование Московской области).

Дети выселенных казаков, родившиеся в поселке Вильва и воспринимавшие его как свою малую родину. Фото предоставлено Владимиром Войтовичем

Теперь с помощью «детей Вильвы» будет дополнен список репрессированных полтавчан. Директор музея станицы Полтавской Владимир Герасименко так и сказал:

– Список дополним и обязательно отметим, благодаря чьим усилиям это стало возможным.

Репрессированные полтавчане

Бокарева.
Драй Иван Лукич.
Драй Агафья Никитична.
Драй Иван.
Драй Григорий.
Кравченко Галина.
Малюга Клавдия.
Малюга Галина.
Масюк Ирина Васильевна.
Запорожец Галина Егоровна (по мужу Михейчик).
Пальчик Иван Прокофьевич.
Сушко Кирилл.
Сушко Мария.
Сушко Галина.
Сушко Иван.
Харченко Марфа.
Харченко Мария.