Под огнем по воде и грязи: как в 1943-м освобождали станицу Ивановскую

В последних тяжелых боях за станицу погибло 218 советских бойцов и командиров

Метр за метром, ползком по непролазной грязи, в дождь и холод отвоевывали наши бойцы родную землю. Фото pobeda.elar.ru

Сегодня мы публикуем уникальные материалы, дающие представление о том, как освобождали станицу Ивановскую, каких потерь и неимоверного ратного труда это стоило. Эти факты так бы и оставались малоизвестными для самих ивановцев, ведь опубликованы они были в книге Семена Емельянова «По зову Родины», изданной малым тиражом еще в 1993 году. Их разыскал и принес в редакцию местный краевед Василий Коваленко. У ивановцев теперь, благодаря ему, есть подлинные свидетельства очевидца и непосредственного участника боев за станицу. В освобождении Ивановской участвовали части 389-й, 295-й и 2-й дивизий 37-й армии.

Сведения о тех событиях, известные нам, были краткими, предельно лаконичными,  как сводки Совинформбюро. Но вот на сайте музея Боевой Славы 389-й стрелковой Бердичевско-Келецкой Краснознаменной дивизии г. Стерлитамака я нашел  очерки военного корреспондента,  редактора дивизионной газеты «За Родину» Семена Ивановича Емельянова. Свидетельства очевидца наиболее точно отражают те далекие события.

«С Понуро-Осечкинских позиций немцы отступили на канал  Ангелинский. Уже вечером 18 февраля 1943 года части 37-й армии,   преследуя их, вошли в соприкосновение с отрядами прикрытия на   балках Бирюкова и Сула восточнее Старонижестеблиевской, Ивановской и Новомышастовской.

Наиболее сильным узлом сопротивления Ангелинской системы обороны противника была станица Ивановская. Взятие ее поручалось частям ударной   группировки армии: 295-й дивизии –  обходом с севера и 2-й   гвардейской – обходом с юга. 389-й дивизии в боях за Ивановскую отводилась вспомогательная роль. Освободив во взаимодействии с 9-й горно-стрелковой дивизией станицу Новомышастовскую, она  должна была всеми полками прорваться к переправе на канале Ангелинском, западнее Ивановской, форсировать его и, тем самым, перекрыть путь отхода от этой станицы.

Бой за Новомышастовскую не затянулся, ее освободили 19 февраля. Противник, опасаясь полного окружения, к исходу 19 февраля бежал из станицы.

Ползучее наступление

По-другому складывалась обстановка под Ивановской. Наступавшие на нее  295-я и 2-я гвардейская дивизии попали под шквальный огонь, продвигались медленно, сломить сопротивление немцев не смогли. Это заставило командарма 37-й армии генерала Козлова принимать дополнительные меры. Он воспользовался тем, что 389-я дивизия после взятия Новомышастовки оказалась на южных подступах к Ивановской, приказал ее командиру Колобову нанести фланговый удар по 4-й дивизии немцев, оборонявшей эту станицу.

Наступление на Ивановскую и после этого проходило мучительно. Встретив инженерные сооружении и огневое противодействие в двух километрах северо-западнее Новомышастовки, 1279-й полк в 12 часов 20 февраля вступил в схватку, затянувшуюся на 5 суток. С боем брали каждую сотню метров. В  первый день вели его за безымянный хутор, Балку Капустянку и Полевой стан до 23-х часов и продвинулись только на 500 метров.

Почти весь путь до станицы пришлось ползти под огнем по воде и грязи. В среднем нашим защитникам удавалось наступать со скоростью ста метров в час. Фото 9may.ru

Во второй половине февраля температура повысилась до 5 градусов тепла. За два-три дня сошел снег. Пошли дожди. Балки, речушки, низины наполнились водой. Транспорт остановился. Через каждые 5-10 метров на колеса навертывалось тяжелым грузом клейкое месиво. Лошади обессилели. Не стало горючего, боеприпасов. Отстала артиллерия. Все орудия 6-й, 7-й и 8-й батарей 950-го артполка и батареи 454-го истребительного дивизиона остались в станице Калининской. Там же, без горючего, остановились машины с рациями, 7 орудий покинули в Новомышастовке. Солдаты брали с повозок на плечи пулеметы, минометы, патроны, мины и, промокшие, засасываемые грязью, брели по лужам и болотам  даже без боя со скоростью километра полтора за час.

21-22 февраля, наступая днем и в ночное время, продолжали брать метры. К 7 часам 21 февраля продвинулись на 500 метров, к 11 часам – на 600, к 14-ти – на 1000, к 15-ти – еще на 300. 22 февраля ночью пошел обильный снег. Температура понизилась до 3 градусов мороза. Коченели руки. Ранее взмокшая одежда не согревала. Но ползучая атака продолжалась. К 9 часам 30 мин. продвинулись еще на 1300 метров. До окраины станицы оставалось каких-то 200 – 300 метров. Позади были такие трудные участки, как две линии окопов и развилка дорог от Ивановской на Красный лес и Новомышастовскую. Оставалось сделать последний бросок и ознаменовать предстоящий праздник  – День Советской Армии – освобождением станицы.

Карта освобождения станицы Ивановской.

Да, цель была уже близка. И тем обиднее было начинать многое сызнова. В половине 10-го часа 22 февраля противник начал контратаку на левом фланге 1279-го полка и вынудил его отойти почти на километр назад. Беда была в том, что огневые точки врага нечем было поразить. Даже к тем орудиям, какие удалось выручить из грязи, не было снарядов.

23 февраля батальоны 1279-го полка дважды отрывались от земли, поднимались в атаку, пытаясь вернуть накануне утраченный километр. Но проползли за весь день лишь 200 метров. Остро чувствовался недостаток разведданных о противнике. Не всем, кто ходил в разведку, везло, не все возвращались с задания. Но группе в 15 человек местного жителя Алексея Семеновича Опрышко подфартило. Он провел бойцов по сложному маршруту и вернулся. Повезло и группе в 7 человек под командованием лейтенанта Тюрина. Они огнем из автоматов рассеяли целую роту пехоты, отбили обоз с боеприпасами и продовольствием, пополнили сведения о вражеской обороне. Но все это в стороне от того участка, где наступали батальоны 1279-го полка. Там же, где нужнее, разведка терпела неудачи. Так, для взвода автоматчиков из 5-й стрелковой роты во главе с лейтенантом Николаем Авдошкиным, разведка боем оказалась роковой. Ураганным огнем противник отрезал его от своих. Взвод залег в круговую оборону. Но силы были неравными. Все (21 человек) погибли.

Победа!

24 февраля – переломные сутки. Нa штурм Ивановской комдив повернул часть 545-го полка. Полной атакой в два приема и днем  «ползучим способом» в один прием вернули тот самый километр, что потеряли 22 февраля. Вечером до южной окраины станицы оставались все те же позавчерашние 200-300 метров. Нужна была еще одна атака. Готовясь  к ней, «плечевым транспортом» подтянули несколько легких орудий; пехоте на этот раз пообещали артподготовку.

Передовыми подразделениями дивизия достигла окраины станицы в 23 часа 30 минут 24 февраля и в ожесточенном уличном бою с автоматчиками очистила ее южную и юго-западную части. По оценке командования 37-й армии, решающая роль в освобождении станицы Ивановской принадлежит 389-й дивизии.

Покинув Ивановскую, противник взорвал на канале мосты, провел минирование на возможных участках для переправы и оставил сильное прикрытие. Это задержало части армии на восточном берегу  канала до утра 25 февраля.

Когда группа наших саперов во главе с А.Кравченко попыталась подойти к взорванному мосту, чтобы отремонтировать его, то была тут же замечена и обстреляна с того  берега. Красноармейцы Шевченко и Прокудин пришли саперам на помощь, отвлекли огонь немцев на себя,  открыв пальбу, прячась в камышах в стороне от моста. Группа Кравченко снова стала действовать, но наткнулась  на мины натяжного действия. Еще раз потребовалась помощь. Ее теперь оказал старший сержант Павлов. Он обезвредил 15 мин, и работа по ремонту моста возобновилась.

Фашистские автоматчики не унимались. Обстрел с того берега продолжался. Это мешало не только саперам, но и накапливавшейся у переправы пехоте. Отогнать фашистских автоматчиков от моста дали задание красноармейцам Издеджину и Бутко. Не замеченные с того берега,  эти два воина сначала ползком подобрались к берегу, затем вброд перешли канал и зашли автоматчикам в тыл. Огонь из ручных пулеметов привел гитлеровцев в смятение. Прячась в камышах, они в замешательстве примолкли. А тем временем наша пехота начала переправу. 25 февраля, в 10 часов утра, дивизия форсировала Ангелинский в двух километрах от Ивановской. В то же утро вся армия перешла Ангелинский канал. Противник оставил Старонижестеблиевскую и Ивановскую.

Шесть километров ползучего наступления в течение шести суток по воде и грязи, смешанной со снежной шугой, под ураганным огнем, без артиллерийского сопровождения, под бомбежками, не сломили боевой дух советских воинов. И нынешние, и будущие ивановцы должны помнить тех, кто пересилил невозможное, воюя за их свободу. Должны помнить, что эта свобода стоила жизни 51 павшему и крови 97 раненым солдатам и офицерам только из 389-й дивизии».

Из-за бездорожья в станице Ивановской  и на путях  отхода противник подорвал и сжег сотни автомашин, мотоциклов, орудий различного калибра. В самой станице за время оккупации были расстреляны в глинищах около ста человек, заживо сожжены на мельнице свыше 150 военнопленных и жителей, разорена больница, угнана в Германию молодежь, отобраны скот, птица и зерно.

Немногие фотографии участников освобождения станицы Ивановской сохранились.

Емельянов Семен Иванович.
Жулихин Сергей Григорьевич.
Колобов Леонид Александрович.