Сыновья Епифана Ковтюха мечтали переехать в Полтавскую, с которой связана значительная часть жизни их отца

Наш корреспондент рассказал об их приезде в станицу 20 лет назад

Командира Таманской Красной армии, героя Первой мировой и Гражданской войн, орденоносца Епифана Ковтюха расстреляли в 1938 году. Его жену и старшего сына надолго упрятали в лагерь, а младшего — в дом для детей-сирот…

         Встреча в станице

Поводом к тому, чтобы еще раз вспомнить семью полтавчанина, героя Гражданской войны Епифана Иовича Ковтюха, стали фотографии тридцатилетней давности. Их принес в редакцию житель станицы Полтавской Николай Писаренко.

В 1990-м, в год 100-летия со дня рождения Епифана Ковтюха, имя которого носит одна из улиц Полтавской, в станицу приезжали его сыновья — Валентин и Борис. Им показали станицу и мемориальную доску, установленную в честь их отца. Она до сих пор сохранена на здании редакции «Голоса правды».

Сын за отца

Советский лозунг «Сын за отца не отвечает» был пустым пропагандистским штампом. После ареста Епифана Ковтюха репрессировали и всю его семью. Жену Агафью Андреевну, тоже участницу гражданской войны, и старшего сына, семнадцатилетнего Валентина, арестовали в ноябре 1937-го. Ее приговорили к восьми годам исправительно-трудовых лагерей, его — к пяти. Младшего Бориса, которому было 12 лет, поместили в детский дом.

Недолгая свобода

Валентин отбывал свой срок отбойщиком в угольных шахтах Казахстана и землекопом на строительстве Джартасской плотины. Срок закончился в ноябре 1942 года, но его освободили только 2 мая 1946-го из-за военного положения.

Ковтюх решил уехать на родину бабушки, в станицу Красноармейскую (ныне- Полтавскую). С работой здесь было трудно, но ему повезло устроиться тестомесом хлебопекарни в Пашковской. А в 1948-м, уже с женой и дочерью Людмилой, он переехал в Смоленск. Там работал помощником тестомеса и поступил в трехгодичную школу машинистов локомотивов. Но уже в следующем, 1949 году, Валентина опять арестовывали, обвинив во вредительстве, и вновь сослали — на этот раз в Казахстан, теперь уже на 10 лет. Освобожден он был по амнистии 1953-го. Через три года окончил школу машинистов и всю жизнь водил локомотивы по железным дорогам.

Запоздалые извинения

Как рассказывал Валентин Епифанович, он и мать, после посмертной реабилитации отца на ХХ съезде партии, тоже были реабилитированы. Их приняли секретарь ЦК КПСС и министр обороны СССР, принесли извинения. Правительство Союза ССР выделило комнату в Москве, матери установили пенсию, а Валентина устроили в локомотивное депо «Москва-Сортировочная». Позже он стал машинистом-испытателем электровозов.

Валентин Епифанович ушел из жизни в 2004 году, в возрасте 84 лет.

Повороты судьбы

У младшего из сыновей комкора Ковтюха — Бориса — судьба сложилась несколько иначе. Будь парень постарше — сидеть бы и ему в глухом сибирском лагере. Но и детский дом, куда он попал в 1937-м, в то время — тоже не курорт. Однако сыну «врага народа» было дозволено повоевать на фронте, куда его, девятнадцатилетнего, мобилизовали из Москвы в 1944 году.

Видимо, храбрости Борису было не занимать, а потому он вернулся домой после Победы с орденом Отечественной войны II степени и боевыми медалями. Позже ему вручили такой же орден, но уже I степени. Создал семью, работал, дождался внуков и умер в Москве 13 июля 1994 года.

Мечты о Кубани

В 1991-м, через год после нашей встречи с братьями Ковтюхами в станице Полтавской, я оказался в Москве в качестве делегата Всесоюзного съезда общества «Знание». И, конечно, не мог не воспользоваться случаем навестить Валентина Епифановича и его вторую супругу — Аду Васильевну.

Они коротали свой век в скромно обставленной однокомнатной квартире на улице Лебедянской и встретили меня очень тепло. Мы провели вместе полдня. Валентин Епифанович много говорил о желании переехать из столицы на родину бабушки — в станицу Полтавскую, или в Славянск-на-Кубани, где семья жила в середине 20-х, и где родился брат Борис. Я видел, что стариков одолевают сомнения: ведь годы шли смутные, а переезд даже для молодых в то время был делом очень непростым.

Валентин Епифанович и Ада Васильевна ни в какую не отпускали меня в гостиницу на ночь глядя, оставляли у себя до утра. Стеснять хозяев очень не хотелось, я отказался. Тогда они, несмотря на больные ноги и не очень хорошее самочувствие, отправились провожать меня до станции метро, строго наказав позвонить им, как только доберусь до своего номера.

Потерянная связь

Больше мы никогда не виделись, но два письма от Валентина Епифановича я все же получил. Во втором из них, посланном в январе 1996 года, он сообщал, что принял окончательное решение о переезде на Кубань и просил узнать: сохранился ли их дом в Славянске-на-Кубани, помогут ли власти приобрести в городе жилье? Как выяснилось недавно, об этом он писал и полтавчанину Николаю Васильевичу Писаренко.

Я навел справки, отправил ответ, потом несколько раз звонил на домашний телефон Ковтюха, но безрезультатно. Что тогда произошло со стариками, как они жили дальше — мне неизвестно… Однако теплые воспоминания об этих людях остались со мной на всю жизнь.

Во время визита в Полтавскую москвичи побывали и в Новороссийске. Малая Земля, 1990 год, слева направо: Валентин Ковтюх, Николай Писаренко, Борис Ковтюх, Ада Ковтюх, ее внучка и Ира Писаренко. Фото предоставлено Николаем Писаренко.

Наша справка

Епифан Ковтюх родился 28 мая 1890 года в Херсонской губернии. Участник Первой мировой войны, награжден двумя Георгиевскими крестами, орденом Святой Анны «За храбрость» и именным Анненским оружием. За участие в Гражданской войне был удостоен трех орденов Красного Знамени, а позже – ордена Ленина. Командовал Таманской Красной армией, стал прообразом Кожуха — главного героя повести Александра Серафимовича «Железный поток», по которой снят одноименный художественный фильм. Был армейским инспектором, заместителем командующего Белорусским военным округом. Арестован в Смоленске 10 августа 1937 года «как участник контрреволюционной военной организации по свержению Советской власти». Почти год содержался в Лефортовской тюрьме, 68 раз вызывался на допросы, подвергался жестоким пыткам, но не оговорил ни себя, ни других, свою вину не признал. Расстрелян 29 июля 1938 года, реабилитирован в 1956-м. Именем Ковтюха названы улицы в городах: Донецке, Краматорске, Краснодаре, Смоленске, Армавире, Славянске-на-Кубани; улица и кинотеатр в станице Полтавской.