Качаются хлеба

Агропром. Только конкуренция между хлебопроизводителями помогает сдерживать цены на мучную продукцию
За всю историю рисоводства на Кубани только один раз цена на рис и пшеницу фактически была одинаковой. Это имело место в 2012 году с плавным переходом в 2013-й. Доходило до того, что за пшеницу давали 12 рублей, что фактически в два раза превысило сложившиеся цены за последние годы. Событие заставило многих аграриев крепко задуматься о том, кому теперь на Руси будет жить хорошо: тем, кто с хлебом, или тем, кто с рисом? Вопрос для Красноармейского района очень принципиальный, ведь у нас самая большая площадь рисовой системы, и, конечно, уступать чеки в пользу колосовых – не лучшее решение.
— Надо понимать, что рисовая система строилась для риса, — не устает повторять начальник управления сельского хозяйства администрации района В.И.Лысенков.
Это факт. Известно, что заоблачные цены на хлеб связаны с неурожаем. Когда такое было, чтобы падение валового сбора пшеницы к уровню прошлого года составляло 61,6 тысячи тонн, а по урожайности — минус 29,3 центнера с гектара?
Говорить о том, что кто-то у нас в районе разбогател на пшенице, не приходится. Если бы 12 рублей да на урожай 2011 года – тогда, конечно, можно было бы руки потирать, а когда с каждого гектара в среднем по району собрали 34,6 центнера, губы не раскатывай. Вот и получается: плохой урожай – закупочные цены вверх, хороший урожай – вниз. Такие, значит, русские горки. А впрочем, это мировая тенденция.
На краевом совещании, посвященном актуальным вопросам АПК Кубани, прозвучало следующее: остатки зерна в стране примерно 7 миллионов тонн. Таких низких показателей не было двадцать лет.
Если цена на пшеницу подскочила до рекордных отметок, то сразу возникают вопросы: «А что с мукой? А какие перспективы с хлебом?»
Чудес не бывает. Вслед за пшеницей подорожала мука. С декабря прошлого года — в полтора раза. Красноармейский хлебозавод ответил минимальной наценкой, в декабре кирпичик с 19 поднялся до 20 рублей.
— Положение очень сложное, — рассказывает директор  хлебозавода М.А. Цалко. – Подорожала ведь не только мука, а буквально всё: пищевые компоненты, энергоносители, спецовка, медосмотр и так далее. Поэтому мы не живем, а выживаем.
К сказанному нужно добавить: на сегодняшний день нет административного сдерживания цен на хлеб. Если не брать в расчет рекомендации, что тогда выступает в качестве регулирующего инструмента? Только конкуренция между хлебопеками. И надо сказать, это работает. Теперь все, кто задействован в хлебопекарном производстве, из кожи вон лезут, чтобы свести затраты к минимуму. Лишь бы только это на качестве хлеба не сказалось, а то ведь в народе уже понятие появилось — «накачали булку». Форма есть, а содержания нет. Содержание — как та дырка от бублика.