Одним — благо, другим — катастрофа

Актуальная тема. Рост цен на пшеницу, зафиксированный в конце прошлого года, определяет ценовую политику по продукции животноводства
Хорошо, когда на «хорошо»
Есть мнение, что рост цен на зерно оборачивается благом для растениеводства и катастрофой для животноводства. Поднимать цену на мясо нельзя, потому что переработчики тогда и вовсе переведут стрелки на импорт, а если оставлять все как есть, то это будут прямые убытки. Здесь все очень спорно. Например, главный зоотехник ЗАО фирма «Агрокомплекс» предприятие «Россия» А.И. Андриенко считает, что разделять отрасли на выгодную и невыгодную – абсурд. То, что хорошо растениеводам, должно помогать и животноводам. «Высокая цена на зерно оборачивается тем, что в хозяйстве появляются деньги, а значит, возможность позволить себе закупить премиксы, жмыхи и тем самым поддержать фермы, — говорит Андриенко. — И почему, собственно, мы обобщаем! По 12 рублей уходит только продовольственная, классная пшеница. А то зерно, которое недотягивает до высоких показателей, идет на корм, на производство комбикормов, и ничего расточительного или глупого в этом нет. Так было, так есть, и так будет. Нельзя в отношении животноводства руководствоваться текущими настроениями рынка».
Да, действительно, нынешняя ситуация заставляет политически мыслить даже руководителя хозяйства. То, что сейчас дает грошовую прибыль или вовсе выходит на нули, завтра может обернуться приличной прибылью. Бесконечно дешевым мясо из-за бугра не будет. Затем и держат демпинговые цены, чтобы, отвоевав место под солнцем, стричь купоны. «В животноводстве работают наши люди, за ними семьи, дети, — продолжает развивать мысль А.И. Андриенко. — Как выбить почву у них из-под ног? Взять хотя бы доярок. По прошлому году средняя зарплата составила 27 тысяч рублей. И заметьте! Не в убыток предприятию. Рентабельность молока все последние годы твердо стоит на показателе 26-35 процентов. Молоко прибыльно. Ну а в отношении мяса скажу так: еще не вечер».
Директору РПЗ «Красноармейский» им. А.И. Майстренко оптимизма не занимать, но проблемы животноводства делают свое дело. «Давайте по существу, — говорит С.В.Кизинек. — Любое производственное дело сегодня — это бизнес. Удачно все складывается — есть заработок, развитие, жизнь, неудачно – все рушится. Да, по молоку мы имеем прибыль: при закупочной цене 16 рублей себестоимость 1 килограмма — 10 рублей 33 копейки, но производство мяса все забирает, и результат обнулёвывается. Хоть тресни, но конкурировать по мясу с Бразилией или Австралией мы не сможем. Там в шортах ходят, а у нас… Посмотрите в окно! 18 марта ещё снег на крышах лежал!.. Поэтому нужно выстраивать государственную стратегию поддержки своего товаропризводителя таким образом, чтобы было интересно заниматься и мясом, и молоком. Другого пути просто нет…»
К сказанному добавим следующее: в госмплемзаводе один из лучших показателей себестоимости молока. Для сравнения: в передовом племзаводе «Ленинский путь» Новокубанского района рентабельность составляет 10 рублей 60 копеек.
у птицеводов Своя правда
Птицефабрики производят продукцию, используя покупные корма. Рацион птицы на 100 процентов состоит из зерна. Это буренка подналегает на сено и силос, курицу на траву не посадишь. Поэтому птицеводы — в поиске решения, как свести концы с концами. Если золотые яйца продавать, как обыкновенные, – в трубу вылетишь.
Птицефабрика «Новомышастовсквя» уже зачерпывала бортом тяжелую воду банкротства. С 12 февраля здесь новый директор. Василий Константинович Мещиряков пытается отсрочить текущие платежи по взносам и налогам, об этом же старается договориться с поставщиками электроэнергии. За счет внеплановых вложений владельца предприятия удалось стабилизировать ситуацию с кормами, производство начинает оживать. О том, в какой яме оно было, говорят следующие факты: на сегодняшний день в 4,5 раза сократились «темпы» падежа птицы, более чем в 8 раз возросла яйценоскость.
— Были попытки на подорожание кормов ответить подорожанием продукции, — рассказывает Мещиряков. — Но этот номер не прошел. Рынок стал насыщаться яйцом из других регионов: из Брянской и даже Свердловской областей.
Естественно, возникает вопрос: а почему в этих далеко не тепличных областях продукция более дешевая? По одной из версий, рост цен на кубанское зерно обусловлен нашими экспортными возможностями: получив урожай, кубанские аграрии быстренько повезли его в порт.