Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Кубанские специалисты рассказали правду и вымысел об опасном рисе

«ГП» узнал, почему покупатель предпочитает кубанскую продукцию

Фото "Голоса правды"

Когда мы приходим в супермаркет за рисовой крупой, глаза, что называется, разбегаются. На полках и отечественный рис, и зарубежный. Какой предпочесть? Круглый или длиннозерный? Коричневый или белый? Свой или чужой? Есть среди покупателей те, кто делают выбор из патриотических соображений: берут только российские продукты. Я, например, как рядовой потребитель, тоже покупаю отечественный рис. Причем выбор делаю по двум причинам.

Первая: в России есть предпродажная норма — белое зерно сертифицируют.

Это означает, что выясняют его биологическое качество, не присутствуют ли в нем неорганические соединения, или как говорят ученые, следы борьбы с вредителями, сорняками и болезнями. Для человека они не представляют сиюминутной опасности — съел и отравился. Коварство состоит в том, что химия, накапливаясь в организме, его разрушает исподволь.

Вторая: на рисовых системах прибавилось живности, а некоторые, ранее где-то прятавшиеся виды, вернулись в свои исторические места обитания. Это хороший знак — индикатор, указывающий на то, что природа выздоравливает. Стало больше лягушек, змей, цапель, появились целые тучи стрекоз. По межчековым дорожкам носятся фазаны, а в дренажах копошатся еноты в поисках рыбки.

Такое впечатление, что где-то между Чебургольской и Староджерелиевской сел на мель Ноев ковчег. И часть его обитателей вырвалась на свободу.

Наиболее просто и ясно объяснил ситуацию с экологией кубанского белого зерна директор предприятия «Чебургольское» выселковского «Агрокомплекса» Николай Востриков:

— Плохо это или хорошо, но защита растений строится, в основном, на импортных препаратах. А это очень дорогое удовольствие. Возникает вопрос: можем ли мы при таком раскладе позволить себе без счета лить пестициды. Конечно, нет. Это ударило бы по себестоимости риса так, что нам пришлось бы по миру пойти.

Подобного мнения придерживается и глава КФХ Роман Ковалев:

— Мы с рисом не химичим. Мы его — растим…

Молодо, да не зелено

Ученые ВНИИ риса (сейчас это федеральный научный центр) готовы подписаться под тем, что кубанская крупяная культура, как продукт, не несет в себе никакой угрозы. В России очень молодая история рисоводства. Если в Таиланде — ей пять тысяч лет, началась еще до нашей эры, в Индии — две тысячи, а Европу с этим злаком познакомил Александр Македонский, то нашему рисосеянию — век от силы.  Продвинутые в вопросах возделывания этой культуры страны накопили массу проблем, связанных с болезнями злака. Неудивительно, что там идет поиск все новых возможностей химической защиты. И особенно это актуально для регионов, где собирают два, а то и три урожая в год.

У нас — другая ситуация. Вот, что рассказывает доктор сельскохозяйственных наук Виктор Ковалев:

— Инструментом сохранения плодородия и способов борьбы с сорняками у кубанских рисоводов является севооборот. Уже это существенно снижает уровень химизации в отрасли рисоводства. Пирикуляриоз мы сдерживаем не только препаратами, но и взвешенным подходом к внесению минеральных удобрений. Особенно это касается азота — сильнейшего провокатора развития грибковых болезней. Кроме того, усилия ученых-селекционеров института сосредоточены на том, чтобы создавать сорта, устойчивые к заболеваниям, в том числе и к пирикуляриозу.

Добавим к сказанному еще один важный аргумент: вся продукция, в том числе и рис, сертифицируется, то есть исследуется на экологическую безопасность.

Если российские аграрии обеспечивают продовольственную защиту страны, решая вопрос наличия продукции, то Россельхознадзор держит на контроле доброкачественность. И как следствие: целый ряд очень эффективных, но опасных пестицидов, произведенных за рубежом, в России запрещен к применению.

По поддельным сертификатам

В «Российской газете» начальник управления Россельхознадзора Татьяна Корзун приводила многочисленные примеры, когда выявлялись некачественные, а порой и откровенно опасные крупы, которые пытались ввезти в нашу страну. В китайском рисе находили ртуть и хлорорганические соединения, в индийском — «шлейф» сильнодействующих пестицидов. Среди стран, «засветившихся» сомнительной продукцией — Пакистан, Испания, Уругвай, Вьетнам и ряд других. Был случай, когда из США привезли генетически модифицированный рис.

Татьяна Корзун признает, что стопроцентно «зачистить» импорт круп очень непросто. Особенно это касается небольших партий, «встаскиваемых» в страну по поддельным документам.

В последние годы образовались структуры (сюрвейерские компании), которые иначе, как международными шарлатанами, не назовешь.

Справедливости ради надо сказать: жульничать горазды и наши предприниматели. Под маркой кубанского риса порой фасуют китайский.

Причем химичат не только на территории производства крупы — Кубани. На «подставе» были пойманы даже новосибирские фасовщики. На это безобразие тут же отреагировал НП «Южный рисовый союз». Его исполнительный директор Михаил Радченко предложил местной продукции присвоить знак «Кубанский рис — лучший рис».

Только факты

25 стран мира закупают кубанский рис. Главные критерии — вкусовые качества и экологичность.   
Экспорт кубанского белого зерна  в 2019 году достиг 35,3 млн долларов.                    
В странах Средней Азии — Узбекистане, Киргизии, Таджикистане, Туркмении — стоимость краснодарского риса в полтора раза выше местного.

Био — значит жизнь

В этом году элитно-семеноводческая опытная станции «Красная» на 55 гектарах проводила опыт, в котором биопрепараты защищали посевы от пирикуляриоза.

Насколько эффективными санитарами они оказались, говорить рано: эксперимент подразумевает системный подход. Но, как сказал директор хозяйства Евгений Максименко, важен сам факт того, что кубанская научная мысль движется в русле чистых технологий.

Есть еще более интересные примеры. Житель станицы Старонижестеблиевской Виктор Зайцев, работающий главным агрономом у индивидуального предпринимателя Березовской в Крымском районе, рассказал «Голосу правды», что у них на рисовой системе впервые был выращен экологически чистый рис. На площади 110 гектаров в течение трех лет, как того и требуют международные стандарты сертификации, не применялись ни минеральные удобрения, ни препараты защиты. Крупяная культура росла в ладу с природой, но при поддержке земледельцев.

Мало того! Поскольку рис чередуется промежуточными пшеницей, соей, рапсом, люцерной, эти культуры также не знают химии и минеральной подкормки. Следовательно, кроме чистоты крупяной культуры, индивидуальный предприниматель заявляет об экологичности всей зерновой группы.

Вы спросите, насколько сложно держаться в рамках безгербицидного и беспестицидного сельхозпроизводства? Да, сложно, потому что велики трудозатраты, да и само нервное напряжение — будь здоров. Заглушая просянку слоем воды, агроном чуть ли не молится: «Хоть бы рис выдержал!..» Специалисты знают: белое зерно может перетерпеть затопление не более 10-12 часов после того, как сорняк погибнет. В этих временных границах и приходится действовать.

Но все окупается сторицей.

К нашей эко-продукции проявили живой интерес в дальнем и ближнем зарубежье, — сообщает Виктор Зайцев. — В том числе — в Республике Беларусь.

Тамара Туриченко,
Герой труда Кубани,
заслуженный агроном России

Хлеб мы едим каждый день, а рис — от случая к случаю. При этом пшеница обрабатывается против болезней и вредителей на порядок чаще, чем белое зерно. Сопоставьте эти факты и все — спорить не о чем.
Что же касается вопроса, чей рис чище с точки зрения биологии, я бы отдала предпочтение кубанскому. У нас есть понятие севооборота, а, например, в Италии, я знаю точно, существуют плантации, где эту культуру выращивают беспрерывно пятьдесят и более лет. Разумеется, такой агропорядок требует жертв — химизации. И в этом смысле зарубежные коллеги далеко ушли. Если наши семеноводы чистят посевы от диких форм риса вручную, то итальянцы — с помощью умного агрегата. Проходя чек, он пропитанными ядом кисточками смазывает все, что опередило по росту культурный злак. Представьте себе силу химиката, если одного касания достаточно, чтобы убить «дикаря». Поэтому кутью я готовлю из крупы, произведенной в хозяйствах Кубани.