Такой зиме аграрии не рады

Актуальное интервью. Заместитель главы района, начальник управления сельского
хозяйства А.П. Науменко открыто и доходчиво рассказал о том, как агропромышленный
комплекс  пережил испытания обледенением и большим снегом
— Алексей Павлович, можно ли что-то определённое сказать об ущербе, который нанесла стихия сельскому хозяйству?
— Основной удар пришёлся на сады. В общей сложности на 65,5 гектара в той или иной степени пострадали деревья (как правило, речь идёт о поломанных ветках). Это 8 % от площади садов, то есть травма достаточно значительная. Как поведёт себя почка, пережив обледенение, ещё не ясно, но, я полагаю, без потерь и здесь не обойдётся.
Не обошлось без минусов в животноводстве.  Если в начале января валовый среднесуточный надой составлял по району 87,7 тонны, то во время ЧС производственный показатель снизился до 85 тонн. Это следствие каких-то сбоев, может быть, где-то и растерянности, ведь фактически все фермы оказались обесточенными, и пришлось налаживать автономное энергоснабжение, подстраиваться под новые производственные реалии. В каком-то смысле может служить утешением тот факт, что даже с учётом потерь молока, мы его производим значительно больше, чем в прошлом году.
Что касается озимых, здесь я бы умерил оптимизм тех аграриев, которые считают, что обильный снег — это хорошо, это к хлебу, мол, сейчас только и остаётся, что потирать руки.  Из-за ветра большие сельскохозяйственные пространства оказались без снега, его выдуло к валам каналов, дорогам, лесополосам, а на полях осталась голая корка льда. Я был в поездке с главой района Юрием Валентиновичем Васиным, когда на месте принимались решения, как вызволять людей, застрявших на пути к хутору им. Крупской. Приходилось буквально метр за метром пробиваться вперед, так что об истинном положении сужу из личных впечатлений. Говорить о накоплении талой воды и прочих позитивных вещах я бы не стал. Тут другое. Сегодня в хозяйствах взяты монолиты с полей с тем, чтобы получить объективный ответ на вопрос, а озимые у нас не пострадали?
— Как бы там ни было, но весна не за горами. Готовы ли мы встретить её во всеоружии?
— С ремонтом в график укладываемся, в хозяйствах запасаются минеральными удобрениями (в наличии 3,7 тысячи тонн), аккумулируют другие материально-технические ресурсы. Весна врасплох не застанет.
— Некоторые сельхозпроизводители высказывали намерение сокращать посевы  риса, и это не ушло от внимания главы района Ю.В.Васина. Как сегодня складывается ситуация в этом вопросе?
— Всё стабильно. Верстаются планы посевов, и уже сейчас район выходит на 47,6 тысячи гектаров, что превышает прошлогодний показатель более чем на 2 тысячи. Здесь всё предельно ясно. Есть хорошая цена на рис, стало быть, есть интерес наращивать посевную площадь. Кстати сказать, 47, 6 тысячи гектаров – это 58,8 % использования рисовой системы. А «потолок» — 62,5 %. Есть возможность для роста.
 — А надо ли нам двигаться к этой цифре? Жизнь показывает, что  колебание цены на рис – это вопрос валового сбора. Успех оборачивается падением цены и наоборот.
— В этом есть правда, но не вся.
— Скажите, что осталось за скобками?
— Самое главное — рисовая система должна использоваться по назначению. По принципу: кесарю кесарево. Если мы начнём занимать суходольными культурами чеки, это будет, по крайней мере, неправильно. Попутно хочу ещё раз напомнить о важности агрохимического обследования. Им заниматься нужно не только потому, что это обусловлено Федеральным законом «О сохранении плодородия земель сельскохозяйственного назначения», и не только потому, что это одно из условий получения государственных субсидий. Исследования необходимы для объективной картины состояния почв: чего хватает, а чего нет. Проблемы с пирикуляриозом лежат как раз в этой плоскости. Если рисоводы недокармливают рис, а тем более – пирикармливают – это обязательно чем-то да вывернется.
— Спасибо за интервью.