С сахаром проблем не будет: на Кубани есть кому растить и перерабатывать свеклу

В Краснодарском крае работают 16 заводов по переработки сахарной свеклы

Фото из архива редакции

Повышенный спрос на сахар и рост его цены породили живой интерес наших читателей не только к причинам произошедшего, но и к самой отрасли: кто сеет, сколько, и что представляют собой сахарные заводы на сегодняшний день. А одна читательница заинтересовалась самим производством сладкого продукта, то есть технологией его получения. Как это: из свеклы — и вдруг сахар?

Дефицит на ровном месте

Ответить на эти вопросы нам помог человек компетентный, наделенный соответствующими полномочиями — заместитель министра сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края Михаил Тимофеев.

…Корни ажиотажного спроса — в панических настроениях. По этому поводу очень кстати вспоминаются слова из песни Высоцкого: «И словно мухи, тут и там ходят слухи по домам…» Но и подогрев страстей имел место быть, когда сахар придерживали на складах специально, рассчитывая «срубить денег» по максимуму. Михаил Тимофеев рассказал, что объективных предпосылок к повышению стоимости не существовало. Продукция произведена из сырья, выращенного в экономической ситуации 2021 года. Никаких дополнительных серьезных вложений, которые бы повлияли на себестоимость, не было. А кивать на вновь открывшиеся военно-политические обстоятельства оказалось себе дороже. В настоящее время Федеральная антимонопольная служба (ФАС) ведет расследование, связанное с взвинчиванием цен, в отношении ритейлеров «Пятерочка» и «Магнит».

Сахар есть. Сахар будет

Сладкого продукта на складах намного больше, чем требуется для текущего потребления. Сейчас происходит его ценовая стабилизация. Перспектива завтрашнего дня беспокойства не вызывает, — обещает заместитель министра.

В этом году в Российской Федерации  посевы сахарной свеклы увеличат до 1,2 миллиона гектара. Из них 200 тысяч приходится на Краснодарский край. У нас 16 действующих сахарных заводов, загруженность которых не превышает 60 процентов.

Производство сырья и, соответственно, самого сахара можно наращивать и наращивать, была бы целесообразность. А именно — рынки сбыта, — объясняет Михаил Тимофеев. — Потребность в России наш сельхозпроизводитель закрывает на сто процентов,  как и свою нишу экспорта. А идти на перепроизводство — значит, вступить в противоречия между спросом и предложением, попасть в кризис, с которым мы столкнулись в сезоне 2019-2020-го годов. Тогда рентабельность сахара скатилась ниже нуля.

Не рисом единым

К слову сказать, два сельхозпредприятия — ООО «АгроМир-Сидс» и  ООО «Марьянская и К» — подключились к выращиванию сахарной свеклы. Принято считать, что у нас для этого корнеплода тяжелые земли. Тем не менее, в этих хозяйствах ни первый, ни второй, ни третий «блин не вышел комом». Освоив агротехнику возделывания, агромировцы и марьянцы получают хороший урожай свеклы (в среднем 450 центнера с гектара) и, соответственно, неплохую прибыль. А «АгроМир-Сидс» экономически выгодную культуру использует еще и как разделительную: размещает между семенных участков во избежание перекрестного опыления.

Посчитаем

В 2022 году в Красноармейском районе под сахарную свеклу планируют отвести одну тысячу гектаров. С такой площади валовой сбор составит порядка 43 тысяч тонн. Это с учетом среднегодового показателя урожайности нашей зоны, составляющем 430 центнеров с гектара.
Выход сахара с одной тонны корнеплодов варьируется в пределах 100 килограмм. Соответственно, ожидаемый  эффект участия в «сладком деле» ООО «АгроМир-Сидс» и Марьянская и К» — 4,3 тысячи тонны.

Сладкий результат

Все 16 заводов, о которых упоминал Михаил Тимофеев, — наследие социализма. Но когда говорят, что они морально устарели, и оборудование годится только для сдачи в металлолом — это неправда. Действительно, стены те же, советские, но производственные линии модернизированы. Возросла производительность, а энергоемкость, наоборот, снизилась. Последнее очень важно, так как корнеплоды — это не ягода-малина, а тяжелый сырьевой материал. Чтобы его обработать, нужны большие механические усилия.

Все начинается с бункера-приемника, куда выгружают привезенную грузовиками сахарную свекру. По транспортерной ленте корнеплоды попадают в «баню», где их  освобождают от ботвы, чистят, моют, ополаскивают хлорированной водой. И только после этого, «заново родившимися», отправляют на разделочный стол. Хоровод ножей режет свеклу на мелкие части, фактически превращая в стружку. Кстати: если бы на этой операции применялся ручной труд, то потребовалось бы несколько сотен человек.

На следующем этапе стружку помещают в емкость — диффузор. Там, при определенной температуре и без доступа воздуха, происходит процесс смешивания сырья и воды. Это продолжается до тех пор, пока вода не растворит и не возьмет на себя сахар. На выходе получают жом, который идет на корм сельхозживотным, и сладкий сок. Вот он-то и продолжает технологическую цепочку.

Его очищают от примесей, используя известковое молоко, диоксид углерода, специальные смолы и фильтры.

Следующий этап — выпаривание (в результате чего получается уже не сок, а сироп) и кристаллизация.  В последнем случае на помощь опять приходит сложное оборудование — вакуум-аппараты, центрифуги, отбеливатели. Таким образом, полуфабрикат становится хорошо знакомым всем и любимым многими сахаром-песком. В среднем один россиянин потребляет за год 39 килограмм этого продукта.