Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Озеру Трусово колено в Красном лесу грозит экологическая катастрофа

Оно мелеет из-за того, что перестало подпитываться водой из магистрального канала

Егерь Николай Щеглов уверен: до экологической катастрофы рукой подать. Фото "Голоса правды"

После того, как Красный лес получил статус государственного природного зоологического заказника, он стал закрытым. А с усилением пожароопасной обстановки шлагбаум преграждает въезд еще строже. Наверное, поэтому назревавшая с прошлого года проблема с озером Трусово колено не предавалась широкой огласке.

Но теперь, когда экобедствие все очевиднее, кулуарно что-то решить не получится. Да и слишком разные взгляды на суть вещей у тех, кто вовлечен в сложившуюся ситуацию. От директора краевого госучреждения «Краснодаркрайохота» Ивана Черноштанова мы узнали: вот уже второй год в лесном озере все меньше и меньше становится воды. И на сегодняшний день происходящее нужно обозначать, как экологическую катастрофу.

Одно из пересохших русел озера Трусово колено. Фото «Голоса правды»

Сотни лет существовал этот водоем, — говорит Черноштанов. —  Возможно, еще скифы поили здесь коней. И вот теперь жемчужина Красного леса тихо угасает.

По мнению проработавшего в заказнике десятки лет Черноштанова, причина умирания озера в том, что в ороситель, который из магистрального канала подпитывает озеро водой, «врезался» своим дренажом фермер. Якобы именно он забирает воду, предназначенную как для пополнения самого Трусова колена, так и для нужд диких животных. Протяженность канала, идущего по территории леса — пять километров, соответственно, водная артерия решает задачу водопоя на большом пространстве.

Касаясь истории вопроса, директор «Краснодаркрайохоты» разъясняет:

Раньше озеро пополнялось водами Ангелинского ерика. Но потом его зарегулировали, частично превратив в канал, обслуживающий рисовую систему. «Ангелинской» воды не стало. И тогда был вырыт ороситель, соединивший через пропускную трубу магистральный канал с лесным водоемом. Таким образом, мелиораторы компенсировали потери Трусова колена. Новая схема водооборота безупречно работала до прошлого года, до того момента, пока не возобладали узко-поместные интересы главы КФХ. Мирно этот вопрос решить не удалось, пришлось обратиться в прокуратуру и в министерство природных ресурсов края.

Еще плещется рыба…

После такого известия мы сразу же поехали в Красный лес. Шлагбаум нам отрыли по звонку Ивана Черноштанова, а «гидом» стал специалист первой категории заказника, опытный егерь Николай Щеглов. По прибытии на место, одного взгляда было достаточно, чтобы понять размах бедствия: озеро уменьшилось, как минимум, на треть.

Камыш, окаймлявший берега, оказался на участке лагуны так далеко от водной границы, что на освободившейся территории можно отару овец пасти. Фото «Голоса правды»

Да-да, на части дна Трусова колена выросла трава. А отмели стали очень опасными для оленей и косуль: иловые отложения могут и не выпустить из своих «объятий» пришедших на водопой животных.

Николай Щеглов прошел под смотровую площадку и на столбе показал прежний уровень воды: убыло около полутора метров… Озеро гибнет. Наверное, рыба это понимает и раз за разом плещется, поднимаясь на поверхность. Канальчик, по которому должна поступать вода, стоит сухой. А это значит, что на протяжении пяти километров он уже никого не напоит. Зверь начинает метаться по лесу, и вот уже появились многочисленные свидетельства: оленей видели в рисовой системе за много-много километров от мест обитания.

Воду бы дать! — вздыхает Щеглов. — И хорошо бы дно углубить, открыть родники. Раньше они здесь были очень сильные…

Берегом озера мы прошли какое-то расстояние и убедились, что расплата за мелководье идет полным ходом. То тут, то там валялись двустворчатые моллюски — перловицы. Фото «Голоса правды»

Почему моллюски на берегу, а не в воде — об этом можно только догадываться. Например, предположить, что насыщенность кислородом воды озера упала до критической отметки. Перловицы для любого водоема — непревзойденные санитары. Каждая взрослая особь отфильтровывает за сутки до сорока литров воды. Но только не такой, как здесь — разогретой ярым солнцепеком да к тому же взбаламученной рыбой. Где уж тут очищать ее. Хоть бы самим выжить. Но удается это, увы, не всем…

Мнения

Павел Миргородский,  глава КФХ:

—  Удивлен, что крайним в этой истории Иван Черноштанов назначил меня. Свой дренажик я прокопал, надеясь решить две задачи. Во-первых, отводить воду с вымочек на низких участках сельхозугодий. И во-вторых, брать воду для капельного полива в засушливые периоды. «Каплей» я орошаю клубнику и картошку, расход воды получается ничтожный. Сколько-нибудь сведущий человек в сельхозпроизводстве это поймет и подтвердит. Поэтому утверждать, что я отнимаю питье у оленей и уничтожаю озеро, это извините, полная чепуха. И вот еще что… Забор воды делаю на том основании, что с «Кубаньмелиоводхозом» заключен договор, то есть я пользуюсь платной услугой. Не знаю, как еще убеждать чиновника Черноштанова, чтобы он не шел ложным путем, не вводил в заблуждение надзорные органы относительно виновных, а нацелился на реальное решение проблемы.

Олег Каданцев, начальник Красноармейского филиала ФГУ «Кубаньмелиоводхоз»:

— Должен заметить, что сам факт наличия никак не обустроенной трубы в теле магистрального канала вызывает недоумение и возмущение. Через этот канал мы прогоняем от полутора миллионов кубометров воды, и вдруг — самострой, врезка, которая может привести к еще более серьезной катастрофе, чем та, о которой заговорили только сейчас. Считаю, что вопрос подачи воды в Трусово колено должен решаться в законном порядке, на условиях официально заключенных соглашений водопользования. Необходимо сделать проектную документацию, построить гидротехническое сооружение на месте «трубы». Я — за сотрудничество, за то, чтобы жемчужина Красного леса, где, к сожалению, мало кто бывал из жителей Красноармейского района, была сохранена.

Алексей Науменко, заместитель главы района, начальник райсельхозуправления:

Внесу ясность в технический аспект этой темы. Глава КФХ Павел Миргородский, действительно, использует на полив очень мало воды, так что привязывать его к проблеме озера в Красном лесу неправильно. Почему же обострилась ситуация с Трусовым коленом? В 2020-м из-за дефицита ресурсов орошения уровень воды в магистральном канале был ниже той самой трубы, которая подает воду в озеро. В этом году на высоких чеках рис не посеяли, соответственно, держать магистральный канал под завязочку не было оснований. «Труба» опять не сработала по назначению или делает это минимально. Вот и все. Теперь нужно садиться за круглый стол переговоров.