Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Преподаватели музыки из Октябрьской ДШИ вернули голос гармонике

Старая гармошка, попавшая в редакцию «Голоса правды», хранила свои тайны более века

Фото "Голоса правды"

Александр Косенко

Как и многое в нашей жизни, эта история началась по воле его величества случая. Недавно бывшая работница типографии «Голоса правды», а ныне пенсионер Нина Васильевна Копкова, узнав, что в редакции есть гармонист, решила подарить коллективу гармошку отца-фронтовика — уроженца станицы Ивановской Василия Ивановича Савенко. Он привез инструмент с войны, сам не играл, но очень дорожил им и берег. Видимо, это была память о каком-то очень важном для него фронтовом событии или человеке, но точно так никто и не узнал.

Загадочная незнакомка

После смерти в 1999 году Василия Ивановича, гармошку хранили в семье, хотя играть на ней никто не умел. Внешне инструмент выглядел превосходно, но был расстроенным: ремонта требовали и мех, и механика. Вдохнуть новую жизнь в гармошку взялся директор Октябрьской ДШИ Юрий Сергиенко. И вот тут-то и начались загадки.

Дело в том, что гармонь была не обычной, широко распространенной сейчас так называемой хромкой, а особого, малоизвестного даже в кругах профессионалов, музыкального строя — венского.

В «хромке» любая нажатая клавиша издает один и тот же звук и на сжим, и на разжим меха, что значительно облегчает исполнение мелодии. В «венке» же совсем иначе: при разжиме меха звучит одна нота, а при сжиме — другая. Причем, и на правой, и на левой клавиатуре, что еще более усложняет игру: надо четко знать, в какой момент мелодии «перебросить» мех.

И это очень непросто. Не с первого раза она поддалась даже профессионалу-баянисту и композитору, преподавателю Октябрьской ДШИ Николаю Титареву.

Заграничная гостья

Двухрядные гармоники, вначале немецкие, а позже и венские, стали поступать в Россию в 80-х годах XIX века через торговые фирмы Циммермана и Мюллера. Получив у нас большую популярность, они стали производиться в России местными мастерами, зачастую кустарями. Видимо, и эта была изготовлена либо реконструирована одним из таких умельцев. На то, что гармонь появилась именно в начале ХХ века, указывает надпись чернилами с внутренней стороны меха — «1910 г.». Там же Ю.Сергиенко обнаружил еще одну надпись — «Дяченко Павел» (именно так, без мягкого знака. Примечание редакции). Как правило, так обозначали в те времена имя мастера, в редких случаях — владельца инструмента.

Гармоника с таким необычным и незнакомым внутренним устройством к Юрию Сергиенко, через руки которого прошли десятки, если не сотни «больных» инструментов, попала впервые и вызвала массу вопросов. Больше месяца он решал головоломку из прошлого, а потом обратился к сыну Михаилу, тоже профессиональному баянисту, окончившему Российскую академию музыки им. Гнесиных. Тот разослал письмо с фотографией внутренней механики гармоники знакомым настройщикам инструментов во все концы страны. И один из них, из Новосибирска, откликнулся. Он не только рассказал о венских гармониках, но и прислал схему классической настройки инструмента.