Глазами участника: житель станицы Новомышастовской Виктор Пономарчук рассказал о ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС

Он устранял последствия с апреля по июнь 1987 года

Фото frontnews.eu

Виктор Пономарчук считает, что 1987 год перекроил всю его дальнейшую жизнь. С апреля по июнь он был, как тогда говорили, ликвидатором на Чернобыльской АЭС. Старшина 2-й роты механизированного батальона Виктор Пономарчук организовывал перевозки людей, технических и инертных грузов, продуктов питания.

Когда пришла очередь заделанную пробоину в АЭС покрывать спецраствором, он и тут оказался нужным. Причем не только в качестве организатора работ, но и непосредственного участника «штукатурки».  Он вспоминает, как его товарищ и земляк Николай Гагарин чуть не плакал, когда приняли решение грузовик ГАЗ-53, на котором они ездили, бросить в могильник. Автомобиль был новенький, ни одной царапины на нем. Но как ни старались смыть с машины «приставшую» радиацию, все было бесполезно.

— Удивительное дело, — вспоминает чернобылец. — Вроде бы металл это тебе не тряпка и не дерево, но оказывается, что и железо беззащитно перед радиацией. Еще как абсорбирует смертоносные лучи. А потом, соответственно, поражает все живое и, в первую очередь, человека, того, кто садится в кабину.  Помню, что некоторые ликвидаторы придумывали, как защититься от поражения. Крепили с внешней стороны кабины автомобиля свинцовые листы. Иной раз даже непонятно было, что за машина едет — вся будто в латках. А это модернизированное авто, кустарное производство. Жить захочешь, будешь и изобретателем…

До Чернобыля в моей медицинской карточке была одна запись. Это ожог. При падении с мотоцикла прикоснулся ногой к горячей выхлопной трубе. Ну а после — карточка распухла и стала напоминать зачитанный роман. Дом и поликлиника — вот что осталось в моей жизни.

Виктор Пономарчук


Тринадцать лет назад мой внук Дмитрий Земляков, будучи пятиклассником, написал мне стихотворение. Оно посвящено не только мне, а всем борцам с невидимым врагом.