Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Любовь Ефремова из Старонижестеблиевской поведала историю своих родителей в военные годы

Ее отец Павел Поклад пропал без вести в 1943 году, а мать Мария Поклад воспитала трех детей

Фото warspot-asset.s3.amazonaws.com

— Я родилась в 1942 году, соответственно, ничего из тех грозных лет не помню. Но меня всю жизнь не покидало ощущение, что война, ее болевые точки, живут во мне, — поделилась с «Голосом правды» Любовь Ефремова. Я часто смотрю на единственную фотографию военной поры моего отца Павла Поклада, когда он был молод, любим. Тогда он лечился в госпитале города Сочи, жил надеждой уцелеть и вернуться домой. Но этим надеждам не суждено было сбыться…

Мама рассказывала, что отец и другие подлеченные в госпиталях Сочи воины своим ходом добирались до Новороссийска. Такая, значит, была им команда. В дороге выяснилось, что у папы, который родом из Староджерелиевской, в этой группе есть земляк, житель станицы Старонижестеблиевской. Мне помнится, его фамилия звучала как Доманевский. Когда вышли к Ивановской, землячок предложил отцу свернуть с пути и проведать свои семьи. Отец отказался: Стеблиевка — ближе, Джерелиевка — дальше, как бы не нагорело за отлучку. Тогда Доманевский (буду так его называть) пошел один.

Скоро маме кто-то сказал, что ее мужа видели в Новороссийске на рынке. Он стоял в очереди за квашеной капустой. По рассказу людей — очень худой, сильно припадал на ногу (открылась рана). Мама, с уже большим сроком беременности, решила идти на поиски. Собрала какой-никакой еды и к ночи была в Новороссийске. А утром, на причале, ей сказали ужасное: днем раньше военных погрузили на корабли, намереваясь куда-то переправить. Но до пункта назначения дошли немногие. Кто-то наводил вражескую авиацию, и как только корабль отходил от берега на несколько километров, появлялись фашистские «ястребы» и топили транспорт. Так или не так, но говорили, что из одиннадцати кораблей уцелели три. Мама раздала продукты солдатам и вернулась домой.

Вскоре почтальон принесла письмо от папы. Радости не было предела. Но по дате отправки выяснилось, что отец послал весточку в тот злополучный день, когда немцы топили наши корабли. Только в марте 1943 года пришло извещение, что Павел Мартынович Поклад пропал без вести. Мама с тремя детьми на руках не получала никакой помощи от государства. За тех, кто не погиб, а пропал без вести, семьям ничего не причиталось.

После войны к нам приходил тот солдат — Доманевский. Побывав в 1942-м дома, он пришел в Новороссийск с опозданием, и это решило его судьбу. Хоть и был он сурово наказан — отправлен в штрафную роту, остался жив и вернулся с фронта.

Наша мама, Мария Васильевна Поклад, была сильным человеком. Она работала в колхозе, тянула огород в сорок соток, держала корову и подняла на ноги троих детей. У меня высшее образование, я всю жизнь проработала воспитателем и учителем, оба брата были знатными машинистами железнодорожного крана.

День Победы я встречаю со слезами на глазах и с гордостью за родителей. На столе их фотографии. Папа защищал Отечество, мама — детей, а значит, будущее страны. Низкий поклон вам, родители, и всем, кто отстоял родную землю!