Хуторок на семи ветрах

Первые упоминания о нынешнем хуторе имени Крупской относятся к 1796 году. Тогда он назывался Гарькушин Кут. Уголок нетронутой кубанской степи и плавней назвали так по имени первого казака, поселившегося здесь, — Гарькуши. А в начале XIX века земли по берегам Ангелинского ерика были отведены православным приходам станиц Староджерелиевской и Старонижестеблиевской. Именно этот факт и послужил тому, что хуторок стал постепенно прирастать хатами, хозяйством и людьми. А в 30-х годах здесь был создан колхоз, получивший имя Надежды Крупской.
С давних казачьих времен живут в хуторе и здравствуют семейства Куринных, Семенют, Кашковых, Троянов, Таранов, Куча, Луценко, Закирко. Не одно поколение крупчан вложило в насиженное место не только свой труд, но и сердце, и душу, и что-то такое, чего без пристального изучения сразу и не объяснишь. Можно лишь с уверенностью сказать: как и сотни лет тому назад, живут они одной семьей и крепко держатся друг за друга.

Золотой фонд

Надо просто видеть, с какой искрой в глазах рассказывает о своих земляках атаман хуторского казачьего общества А.С.Шепель. При этом у него находится столько всевозможных лестных эпитетов, что невольно поверишь: да, тут и вправду лучшие в мире люди живут. И это во многом так. Пусть не в мировом масштабе, но для Кубани жители Крупского – явление не рядовое.
Прежде всего, уважение и почет в хуторе – ветеранам. На особом счету участники войны, которых, к сожалению, осталось всего трое: Мария Павловна Батогова, Михаил Леонтьевич Кочура и Иван Александрович Кашков. Вообще, оптимизм и жизнелюбие старшего поколения хуторян просто поражают. Мне не довелось увидеть среди них ни одного хмурого лица – все улыбчивые и приветливые.
Взять хотя бы председателя здешнего совета ветеранов — Меланью Лукиничну Белашову, бессменного фельдшера — Валентину Яковлевну Семенюта или бывшего животновода Таисию Дмитриевну Солодкую. Поистине, и сегодня «коня на скаку остановят». Правда, конь теперь – велосипед, на котором боевые пенсионерки колесят по хутору, оперативно решая все житейские проблемы. И авторитет у них тут непререкаемый, потому что они сами в любое время дня и ночи готовы прийти на помощь.
«Наш доктор», — так с гордостью и уважением говорят хуторяне об Иване Петровиче Мухине. Более четверти века заведует он хуторской амбулаторией, в жару и слякоть, днем и ночью спешит на помощь людям. Его роли меняются в зависимости от рода болезни пациента: он тут и терапевт, и хирург, и окулист, и даже акушер. Да-да, и такое в его практике случалось. При невысокой зарплате и, прямо скажем, не городских условиях работы такое подвижничество вызывает уважение и преклонение. Он прижился в хуторе, его стали считать своим и не представляют, что на месте Мухина может быть кто-то другой.
Неравнодушие к окружающему – заметная черта многих хуторян. Приведу только один пример. Бывший работник школы Ольга Ильинична Верютина, несмотря на многие трудности и испытания, выпавшие на её долю, никогда не замыкается на собственных проблемах, замечает недостатки, пишет о них в нашу газету. И не только пишет, но и добивается от властей конкретных дел. Благодаря ее настойчивости и автобусную остановку в хуторе обновили, и дороги с тротуарами подправили. А как же иначе? Хутору отдана целая жизнь, всё здесь близкое и до боли родное.

Семь улиц
и те в асфальте

Хутору везло на руководителей хозяйства. В трудные послевоенные годы председателем колхоза здесь был Антон Иванович Семенюта, фронтовик и отличный хозяйственник, награжденный орденами Ленина и Трудового Красного Знамени. Говорят, что за прямоту его побаивался даже сам И.В.Марковский. Добрый след оставили после себя Василий Васильевич Лях и Михаил Александрович Лещенко. Достаточно лишь сказать, что все семь улиц хутора заасфальтированы, он полностью газифицирован, есть клуб, школа, детский сад и даже свой музей.
Как замечает нынешний руководитель ООО «Колос» М.В.Шутка, надо теперь лишь сохранить и развить то, что имеется, опираясь на людей и особые хуторские традиции.
— А брать пример есть с кого, — рассказывает Михаил Васильевич. — Вот Александр Александрович Канивец хоть и пенсионер, но продолжает работать, да так, что по праву слывет мастером на все руки. Трактористы: Александр Александрович Зеленский, Владимир Герасимович Баранов и Анатолий Владимирович Ведерников — отмечены грамотами министра сельского хозяйства России. Ни в чем не уступает им и водитель Михаил Андреевич Гаевец, а организаторским способностям и твердому характеру заведующей механизированным током Ольги Григорьевны Пушкаревой завидуют многие мужчины.
Или такой факт: у бывшего главного инженера хозяйства Владимира Митрофановича Козули всего одна запись в трудовой книжке. Это ли не свидетельство преданности родному хозяйству и хутору?

Потомки вольных
запорожцев

Можно долго спорить о том, в каком качестве возродилось на Кубани казачество, какова его роль сейчас. В Крупском об этом не задумываются, потому что казаки для хутора – повседневная реальность. Старая пословица «до Бога высоко, а до царя далеко» приобрела здесь конкретный смысл. Сельская администрация расположена в 10 километрах, в станице Старонижестеблиевской, райцентр – еще дальше. А если надо быстро решить какую-то проблему, например, утихомирить семейного дебошира, оказать помощь старикам? Так и было, когда казаки помогли ветерану войны М.Л.Кочуре построить пристройку к дому. А спорт, воспитание хуторских ребятишек, их занятость, досуг?
Опять же – охрана общественного порядка: кому этим заниматься в отдаленных уголках? Вот тут как раз казакам и есть где развернуться. Дежурят по выходным и праздникам, а в экстренных случаях не стоят в стороне. Был случай, когда в камышах за хутором казаки нашли и вернули хозяину мопед, который оказался украденным и брошенным.
Не забывают они и помогать Свято-Троицкому храму, что в станице Старонижестеблиевской, откликаются на обращения настоятеля отца Максима и прихожан, сами участвуют в церковных службах.
С помощью ООО «Колос» в прошлые годы и году текущем, готовясь к 70-летию освобождения хутора от немецких захватчиков, казаки ухаживают за могилами погибших в 1943 году освободителей хуторов Отрубные, Крупской, Кисляки. Здесь установлены памятники, которые не только содержатся в идеальном состоянии, но, что самое важное, места эти не забыты: здесь постоянно бывают дети и молодежь. Примеры эти можно продолжать.
В хуторском казачьем обществе «Гарькушин кордон» сейчас 87 человек самого разного возраста (почти десятая часть всего населения хутора), половина из них – молодежь. Им до всего есть дело: начиная от простых житейских вопросов до экологии и благоустройства. А если смотреть глубже, то большинство жителей по роду-племени своему — из казаков.
Двенадцать лет атаман в обществе Александр Свиридонович Шепель. Где родился – там и пригодился. Помимо учительствования в школе, он тут еще является и вожаком рыболовов, охотников, организатором спортивных соревнований, самым страстным болельщиком, участником самодеятельности. Не только казаки, но и другие жители хутора уважают его, доверяют, обращаются за помощью. Наверное, это и есть тот самый непридуманный авторитет, которого многим так не хватает…

Хуторские
самородки

Древняя мудрость гласит: «Из сосуда может вылиться ровно столько, сколько в него вольешь». Поколениями хуторян в своих детей и внуков по капле вливалось такое количество теплоты и душевной силы, что в итоге это не могло не выплеснуться заметными талантами, самородками и профессионалами. В хуторе до сих пор помнят семью покойных теперь баянистов-виртуозов Круглых: Владимира, Михаила и Николая. Не забывают и их продолжателей, земляков Николая и Виктора Закирко, Виктора Бережного, Андрея Случевского. Далеко за пределами Кубани известны крупчане Валерий и Роман Трояны, солисты ансамбля «Кумовья», Заслуженные артисты Кубани и Белоруссии. Покоряет зрителей своим талантом и новое поколение: воспитанник школы Кубанского казачьего хора им. В.Г.Захарченко, гармонист и певец — Виктор Артемьев, внук хуторского атамана А.С.Шепеля. Да и сам атаман, в прошлом солировавший в ансамбле гвардейской дивизии, – первый запевала на всех хуторских и районных праздниках.

Вот так и живем —
тишины не ждем

По мнению жителей хутора, здесь всё, начиная от кладбища и заканчивая любым уголком, намоленное, а святость земли, как известно, притягивает и удерживает. Сейчас жителей в хуторе – на две улицы райцентра, меньше тысячи, но никто покидать его не торопится. Все дома благоустроены, количество автомобилей в личном пользовании удвоилось, субсидии на строительство тех же теплиц выдаются, мало приусадебного участка – можно получить добавку. Ни один клочок земли не пустует. Одним словом, имеешь желание и стремление – трудись и зарабатывай. Но при условии: не забывай тех, кто своими руками создал хутор и всё, что в нем есть, береги традиции и крепкий казачий дух.
Вот такой он, хуторок, открытый всем ветрам, единственный в своем роде.