Жительницу оккупированной Старонижестеблиевской спасло чудо

Своими воспоминаниями поделился местный житель Александр Гирька

Фото static.esosedi.org

В станице Старонижестеблиевской вряд ли можно найти семью, которой не коснулась бы война.

Кто-то из родных погиб на фронте, кто-то был ранен, кто-то пришел героем — как говорится, грудь в крестах, а кто-то такого лиха в плену натерпелся, что в самые тяжкие минуты предпочел бы умереть. А какую тяжесть вынесли на своих плечах наши матери, бабушки, прабабушки! По сию пору они рассказывают уже правнукам, как носили на передовую тяжелые снаряды на плечах, как пахали на себе или на коровах. При этом недоедая, воспитывая детей и свято веря, что враг будет разбит, и победа — за нами.

Во время оккупации было очень страшно. Опасность грозила отовсюду. В нашей хате «стали», как тогда говорили, немцы. Мой брат Толя, совсем еще несмышленыш, заигрался, устроил какую-то возню и тем сильно разозлил одного из постояльцев. Взрослый мужик толкнул мальчишку так, что тот отлетел далеко в сторону. В это время в хату вошла наша мама, Елена Ивановна, и, не сдержавшись, сказала что-то резкое. Фашист выхватил пистолет и нажал на курок. Маму спасло чудо: другой жилец ударил по руке агрессивного фрица. Пуля прошла на пару сантиметров выше женской головы.

Кусок свинца, застрявший в стене, мы потом долго не вынимали, да и само отверстие не заделывали. Хранили страшный след, который был своего рода вещественным доказательством, напоминанием о жестокой войне и чудесном спасении.

В моей семье свято чтут память воинов-защитников, освободителей человечества от коричневой чумы. День Победы для нас — большой, священный праздник. И день освобождения района — тоже.