«Наши его любили, а враги боялись»

К 70-летию освобождения Кубани
Сегодня мы представляем подробный рассказ участника войны М.И. Цыганкова о Герое Советского Союза В.И. Федоренко, чьим именем названа улица в Полтавской.
До настоящего времени мы мало что знали о Василии Ивановиче Федоренко, кроме того, что он летчик, Герой Советского Союза, погиб 22 сентября 1943 года при освобождении Кубани и похоронен в нашей станице. Сегодня этот пробел заполнен — подробную биографию В.И. Федоренко (с описанием его подвигов) прислал в Совет ветеранов Краснодарского края житель г. Ставрополя, участник Великой Отечественной войны Михаил Иванович Цыганков. Первый заместитель председателя краевого Совета Д.С. Остапченко передал материалы в Совет ветеранов Красноармейского района.
230-я штурмовая авиационная дивизия с марта 1943 года дислоцировалась в ст. Старонижестеблиевской. 979-й истребительный авиационный полк, входивший в состав этой дивизии и выполнявший боевые задачи по прикрытию штурмовиков, располагался под станицей Красноармейской (Полтавской) в районе бывшей бригады № 1 колхоза им. Кирова. В нём и воевал В.И. Федоренко.
С мечтой о небе
Василий Иванович Федоренко родился 31 декабря 1913 года в Харькове, в семье рабочего. В авиацию пришел по призыву комсомола. Сначала он был в аэроклубе мотористом, а в 1935 году первый раз в жизни поднял в небо самолет. Через некоторое время в числе лучших курсантов его направили в летную школу.
В 1938 году он окончил Чугуевское военное авиационное училище, после чего служил летчиком-инструктором в Качинской, Читинской и Батайской военных авиационных школах пилотов.
Битва за Кавказ
С первых дней войны Федоренко стремился на фронт, но на все свои рапорты получал отказ – нужно было готовить воздушных бойцов. И все-таки добился своего. В сентябре 1942 года его направили в действующую армию. Василий Иванович прибыл на фронт в период кровопролитных боев за Кавказ осенью 1942 года.
В музее боевой славы части, в которой воевал В.И. Федоренко, хранятся воспоминания бывшего  комиссара истребительного авиационного полка, майора в отставке А.М. Журавлева. Он пишет:
«Штурман полка капитан Василий Иванович Федоренко показывал в воздушных боях образцы мужества и героизма. Вскоре он стал одним из лучших летчиков фронта, о его железной воле и смелости ходили легенды. А на земле был удивительно добродушным и приветливым. Широкоплечий, с серыми искрящимися в улыбке глазами, он стал душой полка. Наши летчики любили его, а враги боялись…».
В первых числах декабря 1942 года штурман 979-го истребительного авиаполка капитан В.И. Федоренко получил задание на вылет во главе группы из шести ЛаГГ-3 для прикрытия боевых действий наших штурмовиков. Подлетая к линии фронта в районе станицы Кадгорок, истребители встретили восемь «Ме-109». Федоренко, оценив обстановку, дал по радио команду:
— Четверке сопровождать «Илы» на цель. Я с Сыртлановым атакую «мессеры».
Пара ЛаГГов отделилась от группы и стремительно пошла на сближение с противником. Федоренко отлично владел самолетом и бортовым оружием, хорошо знал и приемы вражеских летчиков. Он с ведомым (младшим лейтенантом Сыртлановым) смело отбивал атаки наседавших с разных сторон  8 «мессеров», и тут же в подходящий момент сам атаковал противника.
Фашистские асы, имея численное превосходство, были уверены, что им без особых усилий удастся расправиться с двумя советскими летчиками. Задача же нашей пары – отвлечь группу фашистских истребителей на себя, сковать их боем и дать возможность штурмовикам успешно «проутюжить» вражеские войска. Но вот капитан оказался на 100 метров выше зазевавшегося «мессера». Он тут же бросил свой истребитель в пикирование и с высоты устремился на врага. Мигом поймал его в перекрестье прицела и послал две короткие очереди из пушки и пулеметов. Вражеский самолет накренился влево, потом безнадежно опустил нос и пошел к земле.
Сыртланов, прикрывая своего командира, сам угодил под прицел «мессера».  Капитан заметил, что ведомый попал в беду, и сразу же бросился на выручку, открыв упреждающий огонь. Враг вынужден был спасаться резким отворотом в сторону, но Федоренко упорно держался в хвосте «мессера». Короткие очереди продырявили стервятника, и тот, густо задымив, стал терять высоту. Под прикрытием истребителей фашист потянул в сторону своего аэродрома. Василий Иванович в этом бою сбил один «Ме-109» и подбил второй.
Освобождение Кубани
После разгрома под Сталинградом немецкие войска попятились на запад. К весне 1943 года усилились бои за освобождение Кубани, шла жестокая битва на земле и в воздухе.
Что ни день, то боевые вылеты. Задания различные: на прикрытие наземных войск, сопровождение боевых действий штурмовиков, «свободная охота».
Часто в боях, невзирая на численное превосходство противника, победителем выходил Василий. «Это ему везёт», — поговаривали некоторые летчики. Но везение тут было ни при чем. Ведь Федоренко не был новичком в истребительной авиации. Начав службу в Красной армии с 1935 года, он имел хорошую теоретическую и практическую подготовку, отлично владел техникой пилотирования и снайперской стрельбой. А боевое крещение  получил еще в 1939 году в боях с японскими захватчиками в районе реки Халхин-Гол. 17 ноября 1939 года был награжден медалью «За отвагу».
Все свои победы в воздушных боях в годы Великой Отечественной войны Василий Иванович Федоренко одержал на истребителе ЛаГГ-3.
В перерывах между боями он вел дневник, скупые строки которого нельзя читать без волнения.
«9 апреля. Прибыли на Кубань. Ведем здесь боевую работу. Сегодня прикрывали передний край обороны наших войск в районе станицы Крымской. Встретили двух «Ме-109». Четверкой взяли их в «клещи». Мне посчастливилось сбить одного».
«15 апреля. Вскоре после начала боя удалось одного «месса» прострочить по кабине. Сразу же закувыркался. Потом второго сбил Сыртланов. Вот татарин молодец! Смелый, настойчивый, упрямый в бою. Немцы после этого удрали, не в силах были расчистить путь своим бомбёрам».
«6 мая. Наши войска заняли станицу Крымскую! Откололся кусочек от «голубой линии» врага. Это нас радует, в этой победе есть и наша доля».
Василий Федоренко успешно летал и на разведку. Много раз он доставлял ценные сведения о передвижениях и концентрации вражеских войск. Будучи штурманом авиаполка, он добился отличной подготовки летного состава: не было случаев потери ориентировки при выполнении боевых заданий даже в сложных метеоусловиях.
В одном из воздушных боев погиб его ведомый Н. Сыртланов. Василий поклялся отомстить врагам за него. И свое слово сдержал. Через день в одном бою уничтожил два самолета противника. После этого  он написал в своем дневнике: «Вспомнил сынишку Юрку – ему скоро 4 годика. Как я хочу дожить до того дня, когда не будет войны! Ради этого бью сегодня фашистов, иначе они уничтожат меня, моих родных, Юрку, всех людей, милых моему сердцу. На счету уже десять сбитых самолетов. Мало? Да, еще мало! Я горю желанием сбить больше, чтобы приблизить победу моей Родине, которую я люблю, как мать».
К маю 1943 года штурман 979-го истребительного авиационного полка капитан В.И. Федоренко совершил 116 боевых вылетов, провел 51 воздушный бой, в которых сбил лично 10 самолетов противника и два в группе с товарищами.
Указом президиума Верховного Совета СССР от 24 мая 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм капитан Федоренко Василий Иванович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 995). На его груди к этому времени уже сверкали ордена Красного Знамени и Красной Звезды.
Это событие весь полк отметил как большой праздник. Героя чествовали, им гордились, с него брали пример.
Последний бой капитана Федоренко
До полного изгнания фашистских захватчиков с Кубанской земли оставалось уже немного дней, но не дожил до Победы отважный воздушный боец. 22 сентября 1943 года он произвел свой последний боевой вылет. О нем рассказал бывший замполит полка, майор в отставке А.М. Журавлев:
— При подходе к линии фронта наша шестерка была внезапно атакована  группой истребителей врага, появившейся из-за туч со стороны солнца. Четыре «мессера» (один за другим), круто пикируя, помчались в атаку на ведущего – капитана Федоренко. Когда один «мессер» проскочил рядом, Федоренко расстрелял его. Но в то же время еще 2 немецких истребителя атаковали нашего летчика. Самолет командира содрогнулся, стал пикировать и скрылся за сопками…
— Командира сбили, – крикнул по радио майор А. Хвостов.
— Наша пятерка «ястребков» бросилась в бой. Вскоре еще два фашиста нашли себе могилу на Тамани.
Василия Ивановича похоронили в центральном парке Полтавской (Красноармейской). Приказом министра обороны СССР капитан В.И. Федоренко навечно зачислен в списки 1-й эскадрильи истребительного авиационного полка. Его именем названа одна из улиц нашей станицы.
Подробный материал М.И. Цыганкова и групповую фотографию командования 979-го истребительного авиационного полка председатель районного Совета ветеранов И.А. Коба передал в музей Полтавской (Красноармейской).