Открывая в небеса калитку

Время быстро летит в заботах, но долго – в печали. Прошел год с тех пор, как не стало с нами Сергея Викторовича Дмитриенко.
Отец большого семейства, казак по духу и по совести, атаман покинул нас на 45-ом году жизни. У Сергея Викторовича так много было сил физических и душевных, да вот сердце подкачало. Говорят, что это Афган подорвал его, жаркие камни чужбины и потери друзей…
Сергей Викторович с супругою Татьяной Ивановной растили семерых детей с такою любовью и таким родительским трепетом, что четверо приемных слились с кровными и стали родными.  Их воспитывали в любви, им раскрывали лучшие стороны мира, чтобы они потом украсили этот мир. Школьное и музыкальное образование, спорт и песенная культура – все это дети впитывали с раннего детства. И вот уже дочери Даша и Саша имеют титулы чемпионов в единоборствах, учатся в школе для одаренных детей им.В.Г.Захарченко, мальчишки (Женя и Миша) занимаются в клубе рукопашного боя «Беркут», который создал отец и где был тренером. Казалось бы – живи и радуйся, грейся в лучах любви, уважения и радости. Но…
…Сегодня забота о детях легла на материнские плечи. Татьяна Ивановна получила водительские права, возит детей в Полтавскую школу искусств на занятия, спешит навестить приемного сына Мишу, который стал воспитанником казачьего кадетского корпуса в Приморско-Ахтарском районе.
Уже после кончины Сергея Викторовича Дмитриенко выяснилось, что он писал стихи.  С Афганской темой читателей мы знакомили. Теперь читайте то, что лилось изнутри, из самого сердца…

Господи!
Услышь мою молитву.
Господи!
Прости меня за все.
Открывая
В небеса калитку,
Прошепчу:
«Ой, как же мне везло…»

Я молю:
«Прости за все страданья,
Что невольно
Людям приношу,
Не изведав
Благ исповеданья,
В Божий храм
Так редко прихожу.

Но я верю,
Свято верю в чудо
Утешителя –
Вселенского Творца.
Пусть порою
Мне бывает худо,
Буду свято
Верить до конца.

Жизнь, она как сон,
Проходит быстро.
Не успеешь завершить дела.
Голосом Вселенной
Ясно, чисто
В вечную дорогу позвала».

*  *  *

Жизнь прожить —
Не поле перейти,
Трудностей и радостей
Много на пути.
Песню колыбельную
Слушал в детстве я,
Бурно пронеслась
Молодость моя.

Стал давно мужчиною,
Встал в казачий строй.
Песней журавлиною
Жизнь течет рекой.
Дружная, счастливая
У меня семья,
Но что-то неспокойно
На сердце у меня.

Жизненная зорька
Спать легла давно,
На душе не горько,
Но и не тепло…
Чего же не хватает
Лихому казаку?
Жизнь меня сжигает
Прямо на скаку.

Полуденное солнце,
Ярче засияй,
Разразиться «грому» ты
Не дай, не дай, не дай.
День, продлись подольше,
Отодвинь «заход»,
Но жизни нить все тоньше,
Вот судьбы исход.

*  *  *

Над Кубанью, над рекой
Стелется туман.
Как на берег на крутой,
Вышел атаман.

Глянул он, сверкнув очами:
«Любо, казаки!»
Мать-Кубань наша родная
Вдоль всея реки.

Дело наше, братцы, свято.
Чтоб Кубани быть,
Научить вас, казачата,
Родину любить?

«Быть и сильным,
И отважным»,-
Заповедь отцов.
Если грянет «гром»
Однажды,
Отрази врагов.

Чтоб цвела и зеленела
Матушка — Кубань,
Песня птицею летела,
Про казачий край.