Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Телефонистка Любовь Коряжная обеспечивала связь советской армии в Афганистане

Полтавчанка вспоминает службу в те годы

Фото "Голоса правды"

В службе Любови Коряжной в Афганистане, растянувшейся на полтора года, больше было дисциплины, чем риска: требовалось четко и оперативно обеспечивать связь внутри 40-ой армии и с военными ведомствами Союза. Позывные у нее были с музыкальным уклоном — «Опера 55».

Война в Афганистане откатилась так далеко, что воспоминаниям пора бы потускнеть, но как забудешь сторожевую башенку у дворца Амина, ставшего на время одним из штабов 40-ой армии. В жару за пятьдесят вольнонаемная Люба выкраивала минутку, чтобы подняться на башенку. Она обдувалась ветерком, и это было как глоток минералки из холодильника.

Как-то один из вновь прибывших офицеров забрался сюда, чтобы сфотографироваться на память. Но моджахед-снайпер и его пуля оказались быстрее щелчка фотоаппарата.

Слабым эхом прозвучал в горах хлопок — и все.

После этого случая, телефонистка из станицы Красноармейской Любовь Коряжная потеряла охоту подниматься на балкончик башни. Хотя она и сейчас говорит, что вряд ли могла представлять интерес для снайпера. Ну, подумаешь, «шурави» — русская девчонка в малиновом платьице!

А может быть как раз тот факт, что вольнонаемные не ходили в военной форме, и спасло Любе жизнь?

— Может и так, — соглашается Любовь Максимовна Коряжная — женщина, о которой сегодня никак не подумаешь, что была она в горячей точке, на войне. Очень мирное лицо, да и вся она, как говорят дети, бабушка-оладушка.

Ей не раз пришлось «соединять» с воинскими гарнизонами генерала армии Валентина Ивановича Варенникова. Однажды Люба узнала о нем от кого-то из комсостава, что Великую Отечественную войну Варенников закончил в звании капитана, был награжден четырьмя боевыми орденами. А еще ему повезло возглавить знаменный взвод, который самолетом доставил в Москву Знамя Победы.

Понятно, что у станичной девушки дух захватило от такого рассказа. Дальше — больше! Можно себе только представить, насколько радостным потрясением стало известие, что во дворец Амина приехал генерал и, намечая здесь провести совещание, распорядился… Внимание! Распорядился отвезти на своей машине землячку в расположение полка. Выяснилось: Валентин Иванович родом из Краснодара и каким-то образом узнал, что телефонистка Люба — кубанская казачка, и сейчас как раз заканчивается ее дежурство. «Вот и отвезите ее домой…» — приказал генерал. Домом был дощатый барак, или, как контрактники говорили, клоповник.

А еще в памяти Любови Максимовны осталась ее женская, ненатурально тяжелая, сумочка. Такой весомой она становилась из-за «лимонки», которую телефонистка брала с собой на рынки Кабула. По сегодняшним понятиям «лимонка» являлась газовым балончиком. Так, на всякий случай. Несмотря на то, что вольнонаемных обязательно сопровождали наши военные, личное оружие придавало уверенность. Афганистан — он очень разный: радушный, хлебосольный и тут же -коварный и очень жестокий.

Когда факт ношения «лимонки» стал достоянием родной станицы, нашлись местные фантазеры, сочинившие продолжение. Будто бы в магазине на Любу хотели напасть злые «духи», но она выхватила взрывчатку и заставила всех лечь лицом в пол.

На самом деле Люба только расстегнула сумочку, но потом все закончилось миром. Гневного афганца, что-то кричавшего в адрес белой чужестранки, оттеснила охрана, и на этом все. «Лимонку» так и не пустили в ход.

Из Афганистана Любовь Коряжная привезла отрез на платье и томик Вадима Кожевникова «Щит и меч». Почему именно он стал ей так дорог? Скажем так — эта книга помогала жить на чужбине, работать, а фактически — служить Родине.