Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Николай Шевченко из Красноармейского района создал одну из самых больших пасек на Кубани

Он единственный, кто в районе занимается селекцией и в условиях своего хозяйства выращивает пчеломаток

У Николая Шевченко подрастает сын, которому он надеется передать свое любимое дело. Четырехлетний Макар пчел уже не боится./Фото "Голоса правды"

Наследство от прадеда

В нашем районе пчеловодов немало. Но тех, кто довел бы свою пасеку до масштабов, какие были даже не во всех советских колхозах — единицы. Как раз из таких увлеченных — Николай Шевченко. Он с семьей живет на подворье своего прадеда Григория, высланного из станицы Полтавской в 30-х годах. В родные края он вернулся пешком, но жить на старом месте не решился, поселился в Староджерелиевской. Здесь родились и бабушка Николая — Антонина Григорьевна, и его отец Владимир Яковлевич, и он сам.  

Старенький прадедов дом достался не в лучшем состоянии нашему герою. И он работал на СТО отца до службы в армии и десять лет после нее, а затем — торговым представителем одной из фирм. Трудиться приходилось много, чтобы было на что привести в порядок дом и подворье. Последние три года Николай занимается только пчелами. По мере сил помогают жена Марина и дочь Виктория.

Кочевая жизнь

Четыреста пчелосемей — огромное и хлопотное хозяйство, держать его в собственном дворе просто невозможно. Поэтому с марта по октябрь пасека «ведет кочевую жизнь». Весной она стоит в горах, потом, когда зацветает акация, переезжает поближе к дому, например, в Брюховецкий или другие степные районы. Летом передвигается к плавням и лиманам, где не перевелись пока еще медоносные травы.

Труда приходится положить немало. Даже просто поднять и опустить один улей весом до пятидесяти килограммов, перенести его к медогонке — уже непросто, а если уликов десятки? «Накланяешься» так, что ни рук, ни ног не чувствуешь, рассказывает Николай. Но и это — только видимая часть работы пчеловода, она на поверхности. Чтобы получить весомую отдачу в виде медосбора, нужно знать и уметь еще очень и очень многое.

Сам себе учитель

Науку пчеловодства Николай Шевченко постигал самостоятельно. Конечно, азы и первоначальные навыки почерпнул от деда и отца, а вот тонкости изучал по книгам и публикациям в интернете. Когда в 2001 году парень вернулся из армии, у дедушки было всего 10 пчелосемей, за которыми он уже не мог ухаживать по состоянию здоровья. Внук взялся сам. Стало интересно, понравилось. И вот уже двадцать лет Николай не оставляет любимое дело.

Учился постоянно, но и сейчас еще есть тонкости, которые он стремится познать как можно глубже. Многие из тех, у кого заниматься пчеловодством не получается, утверждают, что будущего у «сладкого дела» нет: не дают болезни пчел, химические обработки полей, дефицит медоносных трав. На это у Николая есть свое мнение: те, кто жалуется — прикладывают мало сил. Конечно, работа очень тяжелая. В летнюю жару — да, случаются болезни. Надо знать, как их лечить, какую делать профилактику. Чтобы избежать потравы пчел, можно и нужно находить общий язык с сельхозпроизводителями, и с этим пока у Шевченко проблем нет. Надо гореть любимым делом, иначе за него и браться не стоит, считает пчеловод.

Пчеломатка — всему голова

Но мед для Николая Шевченко, как он сам говорит — продукт вторичный. Главное направление его работы — производство пчелопакетов. А самое трудное в этом, зачастую рискованном деле — выведение пчелиной матки. Риск заключается в том, что семья может не принять ее, даже убить. И вся кропотливая работа пчеловода пойдет насмарку.

Сегодня почти никто в крае не занимается племенной работой, фактически она сведена к нулю и во всей России. Если в СССР селекцию пчел вел целый специализированный институт, то сейчас такого нет вообще. Исходный материал (личинок) Шевченко покупает в Германии, отбирает лучших, экспериментирует и в условиях своего хозяйства выращивает маток.

От каждой из них напрямую зависит ее пчелиная семья. В летний период матка откладывает до двух тысяч яиц в сутки, постоянно пополняя отряд рабочих пчел, жизненный век которых не более 35 суток. Чтобы собрать один килограмм меда, им нужно облететь до трех миллионов цветов. Надо ли после этого говорить, насколько важна для пчеловодов и медовой отрасли вообще селекционная работа, которой занимается Николай Шевченко?

Это интересно


В одной сильной пчелиной семье может быть до 100 тысяч пчел. В среднем, рабочая пчела живет 30-35 суток. Чтобы собрать один килограмм меда, насекомые должны облететь  около трех миллионов цветов, удаляясь при этом на расстояние до шести километров от улья.

Мнения


Владимир Колесник,
пчеловод с 34-летним стажем,
станица Полтавская:
 
— Если учесть, что в нашем районе условия для содержания пчел весьма ограниченные, то масштаб работы Николая Шевченко впечатляет. На наших землях нет хорошего набора медоносных трав, как это было три-четыре десятилетия назад. Тогда колхозы сеяли много люцерны, гречки, фацелии, чего сейчас почти нет. Нам, пчеловодам, приходится с весны до осени жить, что называется, на колесах, постоянно перевозить пасеку на большие расстояния. Можно только лишь порадоваться успехам Николая, тому, что он занимается не только производством меда, но и селекционной работой. Без нее у пчеловодства просто не может быть будущего.
 
Александр Гирька,
занимается пчеловодством более 30 лет,
станица Старонижестеблиевская:
 
— Николай Шевченко делает очень нужное и важное дело, вкладывает в него колоссальный труд. Конечно, такую массу пчелосемей одному  обслужить не под силу, и хорошо, что ему помогает семья. Всем известно, что пчела — великая труженица. И пчеловодство — тяжелый труд.
Николай Шевченко увлечен делом, без которого нашему сельскому хозяйству пришлось бы очень туго. Если некому будет цветы опылять, о каком растениеводстве можно говорить? А разведению пчеломаток, которым Николай занимается уже многие годы, вообще цены нет. От всего сердца желаю ему только успехов.