Краснолесского таксидермиста Николая Бублика в Красноармейском районе помнят многие

Какие-то изделия мастер делал на заказ, чтобы заработать, а что-то просто дарил

Фото "Голоса правды"

И дом — музей

Таксидермист, или, как говорят в народе, чучельник, Николай Андреевич был знатный. О его высоком профессионализме свидетельствует уже то, что он являлся штатным сотрудником Национального музея Республики Адыгея. Для него изготовил десятки чучел птиц и диких животных, обитающих на Северном Кавказе.

При жизни дом Николая Бублика в поселке также был своего рода музеем. Косули и кабан, заяц и енот — все, что водится в нашем местном лесу, стало предметом одной из редких ветвей изобразительного искусства — таксидермии. Какие-то изделия мастер дарил, а что-то делал на заказ, чтобы заработать на жизнь.

Триумф

А вот с головой сома не захотел расставаться. Так и покоится она — «законсервированная» — на специальных креплениях в доме.

Нетрудно догадаться, почему этот экспонат не рассматривался как товар. Рыбу поймали в озере Трусово колено. Это был почти стокилограммовый гигант, и чучело головы с распахнутой пастью стало убедительным доказательством удачи рыбаков.

Но, как рассказывают люди, близко знавшие краснолесского таксидермиста, самой большой и высокооплачиваемой работой стал арабский скакун, погибший при неких обстоятельствах. Его хозяин (человек, надо сказать, не бедный) горевал так, будто из жизни ушел кто-то родной. И тогда его родственники нашли Николая Андреевича, чтобы он сделал чучело коня. Может, это станет утешением?

Кто хотя бы отчасти имеет представление об арабском скакуне, оценит сложность анатомической реконструкции этого грациозного животного. У Николая Бублика все получилось. Работа стала триумфом его мастерства.

Портретист и он же — егерь

В биографии краснолесского» «скульптора» много занимательного. Примерно пятнадцать лет назад автору этих строк случилось пообщаться с Николаем Андреевичем. Запомнился его рассказ о трудоустройстве в одно из крупных предприятий города Темрюка. Строгий парторг сказал, что художником-оформителем возьмут, если сдаст экзамен — нарисует портрет Ленина. Бублик нарисовал. Экзаменатор остался доволен. И со словами «похож, каналья», — оправил в отдел кадров оформляться.

А еще Николай Андреевич вспоминал годы, когда работал в Красном лесу егерем.  Однажды ему было поручено обеспечить удачную охоту иностранцам. Один из них оказался пожилым немцем из ФРГ. Между делом охотник признался: в Великую Отечественную воевал на Кавказе, на линии «готенкопф» или, как мы называем место яростных сражений — «Голубая линия».

Егерь в долгу не остался: «А мой отец на Рейхстаге расписался…»

…Недавно мы побывали в Красном лесу, который теперь — особо охраняемый объект, заказник. Соответственно, никаких охотничьих сезонов здесь нет и быть не может. Постучали в дом Николая Андреевича, год назад простившегося с этим миром. Вдова, Нина Ивановна, встретила приветливо, позвала в летнюю кухоньку. Первое, что бросилось в глаза — это фотография покойного на тумбочке и свежие нарциссы в вазочке. Что тут скажешь!.. Хорошо, когда память жива…

Из истории

Профессия таксидермиста имеет длинную историю. Так, например, известно, что еще Петр Первый заказывал изготовление чучел своего любимого пса Тирана и лошади Лизетты. Из современных работ наиболее известны чучела Белки и Стрелки — первых собак-космонавтов.

К сведению:

Учебных заведений, где бы готовили таксидермистов, в России нет. Все специалисты в этой области — или самоучки, или же прошли индивидуальное обучение у мастеров.

В Красном лесу живут:

олени,

косули,

кабаны,

лисы,

шакалы,

еноты,

зайцы.

Из растений, имеющих лекарственную ценность, растут: кизил, боярышник, калина, шиповник, вербейник.