Паломники Михайло-Архангельского храма хутора Трудобеликовского побывали в местах кровопролитных боев времен ВОВ

Протоиерей Сергий Рыбкин совершил заупокойную молитву у братской могилы и провел экскурс в военную историю

Фото: Анастасии Дьяченко.

Продолжая историко-патриотическую акцию «Георгиевское стояние — за Веру и Отечество», паломники Михайло-Архангельского храма хутора Трудобеликовского побывали в местах кровопролитных боев 80-летней давности. 

Это деревня Мясной Бор (Любаньская наступательная операция), города Ржев, Зубцов, Вязьма (Ржевско-Вяземская наступательная операция) и братская могила генерал-майора Ефремова и бойцов 33-й армии, погибших в Вяземском котле в 1942 году. 

Возглавивший поездку протоиерей Сергий Рыбкин рассчитал время так, чтобы совершить заупокойную литию в день Радоницы у братской могилы и  на городских кладбищах Ржева и Зубцова. Здесь паломники поклонились защитникам Отечества, почтили их память минутой молчания, став духовно едиными с предками, которые не поддались врагу.

Фото «Голоса правды».

Как всегда, отец Сергий провел экскурс в военную историю, пояснив значение великой Ржевской битвы, продолжавшейся 13 месяцев. Не случайно современные историки и военные обозреватели ставят это противостояние вровень с битвой за Москву, Ленинград и Кавказ. А одним из самых сильных произведений военного времени стало стихотворение Твардовского «Я убит подо Ржевом». Вот как звучат слова погибшего, но восставшего из мертвых солдата:

Завещаю в той жизни,

Вам счастливыми быть,

И родимой отчизне,

С честью дальше служить.

С молитвою в сердце и на устах паломники Трудобеликовского храма побывали в Варлаамо-Хутынском, Ново-Иерусалимском, Иоанно-Предтеченском монастырях, а также в старинных храмах села Кушалино и поселка Рамешки Тверской области, у святынь Москвы, Оптиной пустыни и других дорогих сердцу православного человека палестинах.

Завтра группа паломников возвращается домой, чтобы уже на родной Кубани пройти военными тропами к местам боевых сражений, к памятникам, а значит —  памяти. Живой, современной, звучащей как у Твардовского:

Фронт горел, не стихая,

Как на теле рубец.

Я убит и не знаю:

Наш ли Ржев, наконец?

Наш, солдат,  наш!.. А тебе — вечная память и Царствие Небесное!..