На «хорошо» и «отлично»

Встреча главного редактора газеты Д.А. Горбань и корреспондента С.В. Базалука с главой района Ю.В. Васина была посвящена теме эффективного использования земель.
– Юрий Валентинович! Недавно вы объезжали сельские  поселения, смотрели, кто, где и как работает на земле. Поделитесь своими впечатлениями…
– Начну с того, что площадь Красноармейского района составляет без малого 189,6 тысячи гектаров, пашни – 129,6 тысяч, из них 80 тысяч гектаров – это рисовая оросительная система. Только на территории Октябрьского сельского поселения практически нет паев, там сегодня два крупных специализированных сельхозпредприятия. Вся остальная земля делится на паи. В одном случае это мелкий собственник, работающий на своей земле или сдающий ее в аренду, в другом речь идет о крупном собственнике.
К сожалению, далеко не все мелкие сельхозпроизводители работают эффективно. «Впереди» Старонижестеблиевское и Трудобеликовское сельские поселения. Здесь образовалось большое количество людей с выделенными участками. Некоторые пробуют чем-то заниматься. Плохого в этом ничего нет, но надо понимать, что вырастить пшеницу,  ячмень или другие зерновые культуры сложно. Не выгодно при 10 га держать трактор, комбайн. Экономически не выгодно. Остается два варианта. Первый – это отдать участок в аренду, второй – найти тот продукт для производства, который будет востребован. Трое фермеров, которые работают в хуторе Прикубанском, нащупали свою тропку: объединили земли – получилось 50 гектаров – и занимаются овощами: свекла, морковь, капуста, томаты, зелень. И все получается. Потому что продукция уходит в торговую сеть, есть контакт, договор, налажен вопрос реализации. Но, к сожалению, таких землепользователей немного.
– Как держать качество работы на земле под контролем?
– Мы должны действовать в рамках российского законодательства. В части краевых земель этим занимается краевое управление земельного контроля, федеральных –  регистрационная палата, другие службы. Это наше сельхозуправление, которому вменяется в обязанность делать мониторинг  земель района. Ну, а дальше – шлейф мер, предписания, штрафы. На высоком уровне должен быть контроль там, где находится земля. Это прерогатива администрации сельских поселений. Кому, как не сельскому поселению, в первую очередь беспокоиться о том, чтобы был полновесный земельный налог, НДФЛ. Наша цель в том, чтобы сельхозпроизводитель получил больший урожай, чтобы выше была зарплата, а это, как следствие, налоги. При богатых производителях район бедным не будет.
Поэтому, уж извините, но нерадивых, не сориентировавшихся, будем понуждать  к эффективному использованию земель.
– Тема сельхозналога с земель ирригированного фонда… Почему она стала актуальной, стала раскручиваться?
– Я считаю неправильным тот подход, когда сельхозугодья разделяются на земли, которые засеваются, и которые не засеваются. Речь, как вы понимаете, о рисовой оросительной системе. Здесь какая специфика… Кроме посевных площадей, имеется межхозяйственная распределительная сеть и внутрихозяйственная распределительная сеть. Это чековые валики, валы, оросительные и сбросные каналы со всеми гидротехническими сооружениями, многочисленные дороги внутри рисовых систем. Земельный налог сегодня платится только с посевной площади. Вал – не моё, дорога не моя, канал – тем более не мой. С межхозяйственной распределительной сетью как бы вопросов нет. Это федеральная собственность. Но внутрихозяйственная непосредственно работает на того или иного землевладельца.
Давайте навскидку предположим ситуацию, что кто-то возьмет да и прикупит нечто,  от чего сельхозпроизводитель открещивается. Канал, мост, дорогу!.. Пример, конечно, крайний, но он хорошо иллюстрирует значимость не только самого чека, но и всех объектов мелиорации. И позиция администрации, моя позиция, одна: земля, которая используется в процессе сельхозпроизводства, должна быть налогооблагаемой. Будем разбираться, будем убеждать… На сегодняшний день в восьми хозяйствах эту ситуацию поняли правильно и сейчас активно занимаются оформлением собственности, делают межевание и т.д.
Наводим порядок и в отношении невостребованных земель. Это тоже головная боль, здесь тоже все непросто и затратно.  В случае, если паевая земля так и не обрела собственника, поселению нужно провести огромную работу, чтобы, в конце концов, выставить его на продажу или сдать в аренду. Тем не менее, процесс пошел…
– Рисовые производители жалуются на дороговизну услуг по подаче воды. И не просто жалуются, а говорят, что надо брать по факту количества потребленной воды, а не из расчета посевной площади. Вы с этим мнением солидарны?
– Да, считать воду надо. Мы к этому придем. Вхождение в ВТО потребует контроля за расходами, чтобы себестоимость риса позволяла хозяйствам быть конкурентоспособными. Так что жизнь заставит и научит.
– Технически – это реально?
– Да, конечно. С учетом того, что есть импульсные водомеры,  считать не проблема. Даже если мы имеем на одном водовыделе несколько потребителей. Сегодня в департаменте сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности активно работает управление мелиорации и рисоводства. Там прорабатывается схема учета потребления воды.
Говоря об изменении оплаты по воде, надо отметить наш «Кубрис» с его 90-центнерным урожаем. На капитальную планировку там тратят приличные деньги. И уже сейчас готовы к новым условиям оплаты – платить конкретно за воду. Но даже без этого планировка дает результат. Оптимальные плоскости чеков позволяют быстро полить, быстро сбросить воду, работать оперативно, а это тоже, знаете, дорогого стоит.
– А рис будет дорого стоить?
– Что касается цены на рис… Надо понимать – рентабельности 200 процентов не будет. Ушло время крутых ценовых падений и взлетов. Благодаря взлетам хозяйства смогли перевооружиться в части техники,  механизмов. Мы далеко впереди от технических возможностей, которые были десять лет. На сегодняшний день рентабельность в целом держится на уровне 50 процентов и это тоже не самый худший показатель. Это – хорошо.
Разрулить ситуацию по цене поможет в какой-то мере, я думаю, «Южный рисовый союз», который объединил производителей не только Кубани, но и производителей всего Южного федерального округа. Даже с Приморьем контакты есть. Все это во имя того, чтобы выработать одну ценовую политику. Нормальные цены – это развитие сельского хозяйства, то есть продовольственная безопасность России, и на Кубани в этом вопросе, как все понимают, не на последнем месте.
– Вопрос по казачьим землям… Надо ли создавать предпосылки, чтобы казачьи общества занимались землей, работали на земле?
– В районном казачьем обществе насчитывается порядка 1800 казаков. Думаю, не ошибусь, если скажу, что из них тысяча имеет земельные паи. Пожалуйста, пусть объединяются. Кто против?.. Но только объединение по признаку национальному, сословному или какому-то другому не гарантия успешного земледелия, высоких урожаев. Сегодня что, императрица посылает казакам хлеб насущный? Да нет же! Кто-то занимается предпринимательством, кто-то в сельхозпредприятии на тракторе, на комбайне… А огород, а дача? Атаман Артюхов что – не занимается землей?
А вот специально, искусственно навязывать какую-то форму участия казачества в сельхозпроизводстве районного масштаба – нет, я считаю излишне. Занимается Чебургольское ХКО землей – хорошо, это выбор тамошних казаков и инициатива атамана Перенижко. Не будут заниматься – что ж, насильно мил не будешь.
Я одно хочу подчеркнуть: применительно к Кубани оценка использования земли на «удовлетворительно» неприемлема. Принимается только «хорошо» и «отлично». Давайте и будем к этому стремиться.

Новости в крае

Читайте также

Загрузить ещё