Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Новомышастовская пенсионерка покорила пять знаменитых горных вершин

Наталья Бражникова побывала на Малом седле, Собер-Баше, Папае, Оштене и Фиште

Фото Дмитрия Бражникова

В этом году 65-летняя жительница станицы Новомышастовской Наталья Бражникова покорила сразу пять знаменитых горных вершин Кубани и Ставрополья. А ведь на тернистую альпинистскую тропу она вышла впервые. Наталья Михайловна даже в молодости никогда не ходила в походы.

Но, совершив первое восхождение, теперь рвется в горы снова и снова. Своим рассказом о новом увлечении, полном невероятных впечатлений, она призывает всех пожилых людей не оглядываться на осуждающих и посмеивающихся, а смело осваивать живописные горные высоты.

Малое седло

Какой-то тяжелый выдался у меня прошлый год. Порой даже казалось, что живу из последних сил, как будто и конец уже близок. И хоть я бодрилась, как могла, сын Дмитрий все-таки заметил не лучшие перемены в моем настроении и решил действовать.

Разгонять мою тоску мы отправились в Кисловодск в начале января, накануне моего дня рождения. Я уже бывала здесь. Но на этот раз Дима придумал для меня особую программу — подъем на Малое седло. Эта гора — местная достопримечательность высотой в 1325 метров, с верхней площадки которой открывается изумительный вид на весь город.  И не только: в хорошую погоду здесь можно любоваться красотой самого Эльбруса!

Сын, хитрец такой, выбрал для меня самый крутой маршрут. Подниматься в гору всегда тяжело, но здесь мне пришлось особенно потрудиться. Несколько раз я порывалась остановиться и больше не мучить себя этим изнуряющим подъемом. Но хотелось не ударить в грязь лицом, поэтому я продолжала карабкаться дальше и все-таки залезла на вершину.

Конечно, ощущения были непередаваемые. От невероятной красоты, которая открылась передо мной, захватывало дух. А Эльбрус, как мне показалось, отсюда похож на величественную белую шляпу Кавказского хребта.

Собер-Баш

И вот, поверив в свои силы и в то, что вся жизнь у меня еще впереди, в мае я уже готова была отправиться в следующий поход. Мы решили покорить Собер-Баш — так называемую Ведьмину Гору высотой 736 метров. Она находится возле станицы Убинской Северского района. Уж не знаю, правда ли здесь собирались ведьмы, но погода во время нашего подъема капризничала. Весь день лил небольшой, но настойчивый дождь. В походе, конечно, это не очень приятно. Особенно на спуске — земля под тобой скользит, и нужно идти с особой осторожностью, напрягая все мышцы тела. Но мы поднялись и спустились без приключений. И дождик совсем не испортил нам настроение, ведь он был теплым — почти летним.

Папай

Спустя две недели я была уже на Папае. Сначала, когда сын показал мне на эту гору — где-то вдалеке, между деревьями — я оторопела. Папай показался мне просто недосягаемой громадиной. Хоть на самом деле он ненамного выше Собер-баша — самая верхняя точка достигает 818 метров. Но его отличают крутые скалистые склоны. И в дождь мы бы покорить его не смогли.  

Но погода на этот раз была благоприятной, и я начала осваивать первые альпинистские навыки. Здесь мне пришлось и за камни цепляться руками и ногами, как обезьянке, чтобы преодолеть отвесный склон, и с помощью веревок страховаться. Но бабушке Наташе и это испытание оказалось по силам. Значит, есть еще порох в пороховницах!

Приют Фишт

Июль этого года, пожалуй, был самым удивительным в моей жизни. Здесь, в горах, летом растения только начинают распускаться. И от разноцветья порой мне даже казалось, что я наблюдаю какие-то неземные пейзажи.

Мы остановились на Яворовой поляне, установили палатку и отправились на приют Фишт. Дорога здесь более благоприятная для таких возрастных туристок, как я. Ведь это всего лишь подножие Фишт-Оштенского перевала.

Но горные красоты открываются на всем протяжении маршрута — не успеваешь восхищаться буйством красок. Налево — ледник, а направо — переходящие друг в друга красные, желтые, сине-фиолетовые и другие ослепительные оттенки всех цветов радуги в обрамлении насыщенной горной зелени. Ветреницы, гейхеры, лилии — чего тут только не увидишь. Возникает ощущение, что ты оказался где-то на другой планете. Везде журчат чистейшие горные ручейки. И земля настолько чиста, что не выпачкаешься, даже если вдоволь на ней поваляешься.

На приюте Фишт мы встретили местную знаменитость — медведицу с двумя медвежатами, которые стали здесь частыми гостями. Говорят, их прикормили егеря, и они теперь заходят на приют за угощениями. У кого-то из туристов медведица утащила ботинки. Но это был самый большой вред, нанесенный на Фиште лесным зверем.

Оштен

Мой августовский подъем на эту суровую вершину был генеральной репетицией перед покорением ледника Фишт. У них примерно одинаковая высота — 2800 метров. Это довольно-таки тяжелый маршрут, который кажется бесконечным. Идешь и думаешь: «Куда же меня потянуло в мои-то годы! Чтобы я еще когда-нибудь решила подниматься в гору — да ни за что на свете!»

И все же, когда останавливаешься передохнуть и осматриваешь окружающую природу, усталость тут же проходит, и все мои предыдущие самобичевания моментально забываются. При подъеме на Оштен открывается поистине космическое пространство — необъятное, масштабное, вызывающее благоговейный трепет. Именно так — кажется, что космос начинается прямо отсюда.

Здесь ходит очень много туристов. И, наверное, от чувства сопричастности к этому великолепию, все относятся друг к другу подчеркнуто вежливо, приветливо, участливо, доброжелательно. Каждый встречающийся тебя подбадривает, интересуется твоим самочувствием, настроением. И меня это глубоко тронуло, ведь дома, кроме сына, никто не одобряет мое новое хобби.

Ледник Фишт

Все-таки хоть я и начинающий турист, но определенного прогресса в преодолении маршрутов, кажется, начинаю достигать. В июле от Яворовой поляны до приюта Фишт я дошла за пять часов. А уже в октябре преодолела это расстояние на час быстрее! Но с медведями уже не встретились. Они теперь обходят эту базу стороной — вокруг приюта установили ограду под электрическим напряжением.

Мы собрались в этот серьезный поход вчетвером: я, сын Дима, его друг Андрей Гонтарь и наша знакомая опытная альпинистка из Новороссийска — Ангелина Шмакова. Отдохнули на приюте, согрелись, послушали мой любимый квартет «Битлз» и отправились на ледник.

Честно говоря, я поначалу сомневалась: вдруг подведу ребят. Это же настоящий альпинистский маршрут — конечно, не такой сложный, как на Эльбрус. Но все-таки и я — тот еще скалолаз. Но со многими трудностями, которые казались непреодолимыми, я справилась: два раза поднималась на веревках, да и цепляться за камни и выступы при крутых подъемах уже приноровилась.

Ну а восхищаться открывающимися видами только и успевала. Ослепительным снежным склонам радовалась, как ребенок. У нас-то в районе нормального снега не было уже много лет. И все-таки очень жалею, что дойти до самой вершины нам не удалось.

До заветной высоты оставалось еще минут двадцать несложного подъема, и вдруг перед нами встала непреодолимая преграда: в снегу образовалась трещина метра полтора шириной. Что касается глубины, то определить ее визуально мы не смогли. Если бы у нас было подходящее снаряжение — кошки, ледорубы — то я бы рискнула перебраться. Но ничего такого мы с собой не брали, ведь еще весной Дима шел по этому же маршруту, и никаких трещин не встречал.

Но жаркое лето сделало свое дело: ледники начали таять и раскрывать свои коварные ловушки. Мой сын, как руководитель нашей группы, принял решение возвращаться на базу. Но это не значит, что мы потерпели неудачу. Просто теперь у меня есть цель вернуться сюда еще раз. Так бывает в фильмах с неоднозначным концом — все понимают, что будет продолжение. И я к нему готова.