Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Сотрудница Старонижестеблиевского ДК рассказала, как боролась с ковидом в госпитале

Больше всего Татьяна Борисенкова благодарна доктору Светлане Беседкиной

Фото из архива редакции

Татьяна Борисенкова недавно благополучно прошла лечение в полтавском инфекционном госпитале. Выписавшись буквально на днях, она сразу позвонила в редакцию, чтобы поделиться впечатлениями и советами. Сегодня – ее ковидная история.

В горячечном ознобе

Я делюсь своим пережитым опытом лечения, чтобы все поняли, что коронавирус — не из тех обыденных простуд, которые проходят сами собой. Его можно победить, если сразу принимать необходимые меры.

4 декабря, утром, мне стало плохо. Поднялась температура, начался кашель, и я сразу почувствовала что-то неладное. Позвонила нашему участковому врачу-терапевту Наталье Кравченко, и та среагировала очень оперативно. «Приезжайте на прием, сейчас людей немного, я смогу быстро вас осмотреть», — сказала мне доктор. Так, с первого дня я начала лечиться. Наталья Геннадьевна назначила курс, который потом специалисты госпиталя оценили как очень своевременный и грамотный.

Всю неделю, пока я пила таблетки дома, мой врач была постоянно со мной на связи. Обоняние и вкус я не теряла, но высокая температура и сухой кашель валили с ног. Я постоянно была в каком-то горячечном полубреду, и видения, которые мучили меня в этом состоянии, были одно другого страшнее.

А еще голова все время гудела, как будто там жужжал целый комариный рой. К концу недели, увидев, что положительной динамики у меня не наблюдается, доктор выписала направление в госпиталь. Я вызвала бригаду скорой и прождала ее шесть часов. Но — никаких претензий. Медики не могут разорваться, прекрасно понимаю, в каком адском режиме они сейчас работают.

Лечат полкрая

Привезли меня в госпиталь «никакую». Я не могла ни стоять, ни сидеть. Просто лежала пластом, отдавшись во власть медработников. А они бедные, в своих ужасных «средствах индивидуальной защиты», трудились надо мной как пчелки. Надевали мне кислородную маску, ставили капельницы, делали уколы. Заходят утром и деликатно оповещают: «Девочки, извините, мы включим свет, пора уколы делать».

Первое время врачи, медсестры, санитарки как будто в тумане передо мной проплывали. Высокая температура и низкая сатурация — что может быть хуже? Мне стало легче только к пятому дню пребывания в госпитале. И его сотрудники из мутной и полуразмытой картинки выступали уже более четко и ясно. Наконец-то я смогла разглядеть, насколько это было возможно под маской, лицо моего доктора — Светланы Беседкиной.

Она сообщила, что у меня подтвердился COVID-19, но тут же поспешила успокоить: госпиталь обеспечен всеми необходимыми препаратами, и с лечением проблем не будет. Вообще, как только Светлана Николаевна заходила к нам в палату, все мы, полуживые ее пациентки, сразу как-то приободрялись, а наши уголки губ сами собой поднимались вверх, насколько позволяло наше обессиленное состояние.

Целитель

В моем понимании, есть врачи, которые просто на автомате делают свою работу. Бывают лекари, которые умеют правильно подобрать лекарство. А еще есть целители, которые смотрят на больного, и сразу могут сказать о нем все. Вот таким целителем я бы назвала доктора Беседкину. У нее на попечении десятки больных, а она держала в голове состояние каждого.

Подробно рассказывала нам о нашем лечении, а если что-то было непонятно — повторяла и разъясняла по нескольку раз. А еще — всегда находилась в приподнятом настроении. Собиравшиеся у ее глаз милые морщинки, «гусиные лапки», давали нам понять, что она улыбается, верит в благополучный исход болезни. Этот ее оптимистичный настрой моментально передавался нам.

И действительно, пока я лежала в госпитале, через мою палату прошли 11 пациенток, и все выписывались с выздоровлением. А какая тут обширная география больных — Новониколаевская, Днепровская, Брюховецкая.

В общем, в нашем госпитале полкрая лечится, и на всех у здешних медработников хватает внимания, участия и терпения. И кормят здесь совсем неплохо. С моим сахарным диабетом мне сразу назначили диетический стол. Раздатчица, заметив, какими глазами я смотрю на кашу, пару раз подкладывала мне ее по ложечке.

20 декабря стал для меня одним из самых счастливых дней. Пришел мой отрицательный анализ на COVID-19, а сатурация легких достигла 99%. Через три дня я уже была дома, и как будто снова на свет родилась. А мои целители продолжают свою тяжелую работу. Счастливого им Нового года — держаться, быть здоровыми и почаще видеться с семьей!